Перейти к содержимому

IPBoard Styles©Fisana

Хищные звери семейства куньих.


В этой теме нет ответов

#1 ev011

    Следопыт

  • Заблокированные
  • PipPipPipPip
  • 7 139 сообщений
  • Name:Евгений
  • LocationМосква.
  • Profession:Охотник

Отправлено 09 Декабрь 2010 - 08:25

Хищные звери семейства куньих


Их следы в городе и естественной обстановке

В начале зимы прошлого года со знакомым фотографом мы спустились по узкой тропинке, протоптанной в сугробах, к маленькой речке Коршунихе, журчавшей в поросшей ивняком ложбине. Совсем близко от нас потоком машин шумел Севастопольский проспект. Но сюда, в овраг, шум не долетал. Вокруг было тихо, пусто и чисто. Выпавший накануне снег прикрыл прибрежный мусор и торчащие из воды камешки, присыпал ветки деревьев и кустов. Можно было подумать, что мы отыскали уголок настоящей дикой природы.

— Вот вы изучаете следы всяких зверей и птиц. А как это вам удается, если вы большую часть времени проводите в Москве? Разве можно здесь увидеть что-нибудь интересное? — засыпал меня вопросами мой спутник.

Конечно, чтобы познакомиться с повадками какого-либо зверя или птицы или увидеть следы их деятельности, без длительных наблюдений в их родной обстановке не обойдешься. Но если быть внимательным, то и в городе, даже таком огромном и густонаселенном, как Москва, можно отыскать следы многих диких животных, а иногда увидеть и их самих.

Так, беседуя, мы шли вдоль берега, пока мое внимание не привлекли следы на белых от снега камнях.

— Вот видите, — сказал я в подтверждение своих слов. — Это следы норки.
Норка

В Московской области и по окраинам Москвы в прежние времена встречалась лишь европейская норка (Mustela lutreola) — тогда широко распространенный вид по всей европейской части России, в Зауралье и Предкавказье. Но к настоящему времени она почти повсеместно исчезла, вытесненная более сильной и агрессивной американской норкой (Mustela vison), широкомасштабная акклиматизация которой началась у нас с тридцатых годов прошлого столетия. По-видимому, не сохранилась наша норка и в Москве, и Московской области. Ныне последним прибежищем европейской норки остаются районы южнее Ладоги и Валдай. В других местах она стала крайне редка.

Хищные звери семейства куньих.Внешне и по повадкам оба вида норок очень схожи, и различить их можно только с очень близкого расстояния.

Прикрепленное изображение: 014-1.jpg

Европейская норка имеет темно-коричневую окраску, а верхняя губа и нижняя челюсть у нее белые. К тому же она немного мельче американской норки. Средние размеры нашей норки таковы: длина самцов около 37 см, длина хвоста — 14 см, масса тела — 800 г; у самок длина — 33 см, хвост — 13 см, масса — 550 г.

Американская норка выглядит черной, белый цвет у нее есть только на нижней челюсти, а хвост несколько длиннее. Длина самцов около 40 см, хвоста — 20 см, масса до 1040 г; длина самок — 34 см, хвоста — 18 см, масса — 590 г.

Следы норок довольно легко отличить от других обитающих у нас зверей семейства Куньих, но отличить следы европейской норки от американской не всегда легко.

Европейская норка, как правило, ходит двухчеткой, при которой крытые пары левых и правых отпечатков располагаются на одном уровне, будто остановившись у невидимой нам черты, а не как у куниц, у которых одна из пар отпечатков вынесена несколько вперед по отношению к противоположной паре.

Размеры отпечатка лапы европейской норки — 3,3×2,7 см, длина прыжков 15-35 см. Нередко след кажется четырехпалым, т.к. крайние короткие пальцы отпечатываются не всегда.

Размеры отпечатка американской норки самца — 4×3,5 см, самки — 3,5×3 см. Американская норка чаще всего передвигается трехчеткой и четырехчеткой или своеобразными торопливыми шагами — «иноходью», когда сдвоенные отпечатки левых и правых пар образуют извилистую линию.

Следы прыжков этой норки от 55-60 см и до одного метра.

По величине на первый взгляд следы норок напоминают следы черного хоря, которые в европейской части России могут встретиться в одних и тех же местах, что и следы норки, — вблизи речек и других водоемов. Но у норок отпечатки лап более округлы и со сравнительно короткими когтями, пальцы у норок сильнее растопырены, а расстояние между левыми и правыми отпечатками больше, чем у хорьков.

У хорьков отпечатки более вытянуты, особенно отпечаток задней лапы, пальцевые и подошвенные мозоли пропечатаны очень отчетливо, когти более длинные. Так же, как и норки, хорь передвигается длинными прыжками, но его ход более прямолинеен и мало запутан.

При анализе рисунков и фотографий следов норок в различных работах отечественных и зарубежных авторов, сделанных в последние десятилетия XX века, почти все они оказались следами американской норки. Но А.Н. Формозову удалось зарисовать следы европейской норки в 1939 г. на р. Нея в Костромской обл. (парный отпечаток лап на снегу) и в 1917 г. на берегу р. Северная Двина (четкий отпечаток лапы).

Мне посчастливилось видеть и изучать следы европейской норки на отмелях р. Валдайки (Новгородская область) в восьмидесятых годах прошлого века. Норка живет довольно оседло, и если ее следы вы заметили на каком-то участке реки, то, посетив это место вторично, вы, скорее всего, обнаружите следы ее снова, сравнительно недалеко от прежнего места.

Зимой она держится на участке берега в 200-300 метров, обычно там, где на реке есть промоины и полыньи. Летом район обитания норки еще более сокращается, и если пищи поблизости достаточно, она не удаляется от гнездовой норы далее :rolleyes:-100 м. Только весной норки, особенно самцы, иногда перекочевывают на новые места, уходя от прежнего участка за 30-40 км.

В отличие от куниц и хорьков норки активны и в светлое время суток. В естественных условиях я многократно наблюдал самих зверьков в утренние и вечерние часы, когда было совсем светло. Но на территории Москвы, встречая следы норки на речках Битцевского лесопарка, на отмели р. Сетуни и в других местах, самого зверя я не видел ни разу. Возможно, в многолюдных местах норки ведут себя более осторожно и не выходят из убежищ до наступления темноты.

Норка ведет земноводный образ жизни, и на плаву ее удается увидеть не реже, чем на берегу. Она прекрасно плавает и ныряет. Известно, что в теплой воде (около 24 градусов) она может плавать без перерыва более трех часов. Вот почему иногда ее удается увидеть очень далеко от берега, переплывающей широкие реки и заливы. Но зимой в холодной воде не может продержаться и получаса. При любой возможности в холодное время года она старается перебраться через лесную речку по мостам, упавшим с одного берега на другой стволам или по торчащим из воды камням. В то же время норка часто ныряет на дно неглубоких бочагов и добывает собравшихся там на зимовку лягушек. Под водой может продержаться до 2 минут, проплыв при этом до 20 метров. От других плавающих животных отличается по силуэту. Довольно высоко поднимает голову и круп. А лопатки держит низко, почти вровень с водой. В отличие от многих мелких куньих норка ныряет. (Но хорек, добывая зимующих лягушек со дна водоема, тоже способен нырять.) Зимой, вылезая из воды, норка, подобно выдре, иногда на брюхе скатывается по заснеженному склону. Таким образом она, видимо, отжимает воду из шерсти. На месте катания остается след в виде ровного желоба около 10 см ширины и около 2 см глубины.

Пищевые пристрастия и того и другого вида норок весьма схожи. Всюду, в каком бы регионе не обитала норка, первое место в ее рационе занимают либо грызуны (полевки и водяная крыса), либо рыба. А американская норка нередко нападает и на молодых ондатр, изредка от нее погибали белки и даже отмечен заяц. Норка в состоянии догнать и вытащить на берег рыбу до 1 кг весом. Но на практике обычно ограничивается ловлей мелких рыбешек: гольянов, вьюнов, пескарей. Осенью в Тверской области проанализированный мной помет живущих там норок состоял в основном из остатков бычков-ротанов. На третьем месте по встречаемости в пище норок в некоторых районах могут оказаться раки. Существенную роль в рационе этих зверей играют земноводные (лягушки), которых норки добывают как летом, так и зимой, из зимовальных ям. Птиц поедают очень охотно, предпочитая их другой добыче. Съедают их, как правило, почти полностью, оставляя лишь лапки и перья. Но добывают их не часто, значительно реже, чем грызунов и рыбу.

На севере зимой иногда ей удается поймать какую-либо из тетеревиных птиц, чаще белую куропатку. Летом в ее рационе фигурируют различные утки, в основном утята. Отмечены молодые болотные совы. А на Алтае среди 11 видов добываемых норкой птиц чаще всего фигурировали щуры и оляпки. Подозреваю, что оляпок норка ловила под водой в момент их ныряния. Летом поедает и водяных насекомых.

При избытке пищи норка может делать запасы. Чаще всего в запасах оказываются лягушки, нередко рыба (особенно при заморах в водоеме), в «мышиные годы» — грызуны. При этом у сложенных про запас полевок и других грызунов голова часто оказывается отъеденной. Птицы, как любимая еда, в запасах обычно не встречаются.

В естественных местах норка имеет постоянную нору и временные убежища. Гнездовая нора устроена просто. Два хода по 8-10 см в диаметре и длиной около 1,5 метра ведут в гнездовую камеру (ее размеры около 50×55 см), она бывает выстлана сухой травой, мхом, шерстью грызунов и перьями птиц. Нередко вход в нору скрыт под водой, как у многих других водных зверей. Иногда гнездовые норы располагаются под корнями деревьев или в прикорневых дуплах.

Нередко вблизи от норы можно обнаружить уборную — собранные в кучку экскременты и остатки пищи.

Временные убежища также часто располагаются под корнями подмытых деревьев или между грудами корней. Нередко эти убежища бывают совсем не глубоки. Как-то в Южном Приморье я заметил норку, юркнувшую от меня в груду камней. Прикрыв вход в убежище зверька курткой и отворотив всего несколько камней, я сумел поймать зверька. Он был осмотрен, а затем отпущен на волю под неодобрительные взгляды наблюдавших эту сцену. Следует отметить, что забежавшего в камни зверька не могла бы достать ни собака, ни другой более крупный хищник.
Лесной хорек

Значительно реже на территории Москвы можно встретить следы другого зверька из семейства Куньих — лесного хоря.

В дикой природе хорек лучше всего себя чувствует в местах развитого земледелия, где островки леса соседствуют с пашнями, огородами и выгонами. Он охотно заселяет окраины деревенских поселков, легко проникая в сараи и подвалы, посещает скотные дворы, где грызунов особенно много. Вопреки своему названию в глубину лесных массивов заходит редко, предпочитая лесные опушки и вырубки.

У нас же в городе наиболее вероятно обнаружить следы пребывания хорька по незастроенным берегам небольших речек и широким поймам более крупных рек, например, в Братеевской пойме на юго-востоке Mосквы или в совсем противоположной части города — в пойме р. Сходни на северо-западе столицы.

Размером хорек с мелкую кошку. Его длина 24-26 см, а масса тела от 620 до 980 г.

Следы лап хорька на одну треть или почти вполовину мельче следов куницы. По размерам они схожи со следами норки. Но у той отпечатки лап округлые, а у хорька более вытянутые и с более длинными когтями. Отпечаток задней лапы хорька заметно превышает след его передней лапы. Размер передней лапы около 3,5×2,3 см, задней — 4,7×3,5 см. Передвигается хорек длинными энергичными скачками, преимущественно трехчеткой, делая прыжки от 40-65 см и до 1 метра длиной.

По рыхлому и глубокому снегу иногда идет двухчеткой, когда отпечатки задних лап точно попадают в отпечатки передних. Соединенные с поволокой и выволокой следы тянутся непрерывной полосой около 8 см шириной.

Хорек ведет преимущественно сумеречный и ночной образ жизни. Если проследить весь его суточный путь в зимнее время, то станет ясно, что все время у него уходит на поиски и добывание корма.

Поисковый след хорька не такой суетливый и запутанный, как у норки или горностая. Он, как бы не отвлекаясь, проходит малоинтересные места, поспешая в знакомые зверьку многообещающие охотничьи угодья.

Хорек ловкий и сильный хищник. Он хорошо плавает и ныряет, может лазать и рыть землю и в состоянии одолеть хомяка, тетерева, загрызть домашнюю курицу или кролика. Однако пробираться в норы мелких грызунов, как ласка или горностай, он не может и предпочитает ловить добычу, вышедшую на поверхность. Редко ныряет в снег, что другие куньи делают очень часто. Охотясь в поймах, он очень успешно ловит водяных крыс, а промышляя вблизи человеческого жилья, нападает на серых крыс, особенно молодых. Однако в любом районе его обширного ареала мелкие мышевидные грызуны, особенно серая или другие полевки, ловятся хорьком чаще, чем более крупные грызуны, и составляют основу его питания.

Большое значение в регионе хорьков занимают земноводные. Особенно их роль усиливается зимой. На первый взгляд это кажется странным, но добывает он лягушек и жаб на местах зимовок амфибий, выкапывая из-под пней и листьев или доставая со дна мелких, но не замерзающих водоемов. Летом при случае ловит ящериц, а иногда и змей.

Птицы в питании хорька стоят на третьем месте. Известно, что он часто ловит воробьев, по-видимому, отыскивая их в щелях человеческих построек, куда воробьи забиваются на ночевку. В полях и перелесках его жертвами становятся наземные птицы, летом перепела, жаворонки и коньки, зимой хорек иногда может поймать куропатку или тетерева.

К сожалению, в пределах большого города собирать материал по биологии того или иного зверя очень трудно. Даже если посчастливится обнаружить след хорька или куницы, вряд ли удастся протропить его на большое расстояние, что удается сделать за городом. Здесь дороги, постройки и заборы быстро остановят исследователя.

Хорьки сами норы роют редко, используя под убежища скирды соломы, кучи хвороста, поленницы дров или прячась под полом деревенских построек. Иногда поселяются в норах лисиц или барсуков. В Москве скрываются от людей и собак в пустотах полуразрушенных построек.

Норы, вырытые самими зверьками, бывают весьма примитивны. Имеют один короткий ход диаметром 7-8 см, заканчивающийся на небольшой глубине маленькой гнездовой камерой.

Из всех куньих хорек, пожалуй, наиболее успешный истребитель серых крыс. Поэтому обитание его в поселках и городах особенно желательно. К сожалению, в связи с интенсивной застройкой прежде пустовавших участков по берегам мелких речек и заболоченных низин численность этого полезного зверька в Москве быстро идет на убыль.
Лесная куница

Есть в нашем городе и лесная куница. Я знал об этом давно, но самому встретиться с этим зверьком в черте города долго не удавалось. Но в конце апреля позапрошлого года в шесть часов утра меня разбудил громкий и тревожный крик ворон.

— Верно, высмотрели ушастую сову, и теперь ей, бедной, не дают покоя, — подумал я.

А между тем голоса ворон раздавались все ближе и ближе. И вот уже первые перелетающие по вершинам деревьев птицы стали видны в окно. И вдруг с березы на толстый сук серебристого тополя ловко перескочил рыжевато-бурый зверек, спиралью быстро забрался по гладкому стволу выше и оттуда метнулся на ближайшую ветку другого дерева.

Куница! Ну, конечно, это она. Я успел ее хорошо рассмотреть, пока она лезла по стволу и перескакивала по ветвям, прежде чем скрылась из виду. Вскоре тревожные вороньи голоса стали смолкать, птицы начали разлетаться. И непонятно было, куда могла спрятаться от глазастых ворон куница? Ведь деревья в эту пору были еще совсем голые, да и больших дупел в сравнительно молодых стволах вроде бы не должно было быть.

Вне города следы пребывания куниц обнаружить довольно легко, особенно зимой. Куница очень много ходит низом, оставляя на снегу легко узнаваемые парные отпечатки своих лап. А летом, когда следы лап на лесной подстилке увидеть трудно, мы узнаем о присутствии этого зверя по оставленному на стволах упавших деревьев помету хищника — довольно длинным и толстым «колбаскам», состоящим из шерсти и костей грызунов, птичьих перьев и нередко из плодов рябины и черники. По толщине помет куниц довольно легко отличается от помета хорьков и норок, а тем более горностаев и ласок.

В городах же куница держится более скрытно, и даже зимой следы ее лап удается видеть редко, так как зверь старается держаться в наиболее глухих, редко посещаемых людьми местах лесопарков, и возможно реже спускается с деревьев, предпочитая ходить «верхом».

Знакомиться с жизнью куницы мне пришлось в центральных районах России: в Московской, Тульской, Тверской и Костромской областях. Здесь, тропя этого зверя, видишь, что большую часть пути куница идет низом. След петляет меж стволов деревьев, переваливает через заснеженные колодины, пересекает овраги, подходит к пням и кучам валежника. Часто пропадает возле ствола хвойного дерева или дуплистого дуба или липы. Это означает, что куница обследовала деревья в поисках беличьих гнезд или проверяла дупла, надеясь застать там на ночевке дятлов или синиц. Но вскоре след снова появляется на снегу. Куница спрыгнула в рыхлый снег, оставив в сугробе глубокую ямку, и опять пошла низом.

Длина суточного хода часто зависит от кормности местности, в которой обитает зверек. На севере, чтобы насытиться, ему приходится бегать больше, преодолевая длинные расстояния. Там куница проходит от 10 до 25 км (в среднем — 15 км), в средней полосе суточный ход бывает от 0,6 до 5,5 км (в среднем — 3,1 км), в южных районах его длина всего 0,6-3,2 км (в среднем около 2 км).

Основу питания куницы почти всюду составляют мышевидные грызуны. Видовой состав их по различным регионам может заметно меняться. В средней полосе это разные виды серых полевок, рыжая лесная полевка, лесная и желтогорлая мышь. На севере — красно-серая и рыжая полевки и лемминги.

Довольно много куница ловит и землероек. Весомую роль в питании куницы играет белка, гнезда которой куница ищет специально, а кроме того, время от времени проверяет уже знакомые ей. Птицы очень любимы куницей и поедаются с большой жадностью, но добываются в три-четыре раза реже, чем грызуны. В северных и малонаселенных лесных районах, где численность тетеревиных птиц высока, куница часто делает попытки поймать рябчиков, тетеревов и даже глухарей, ночующих под снегом. Следы удачных и неудачных охот на этих птиц легко читаются на снегу. А вот о видовом составе мелких зверьков, пойманных куницей, мы чаще всего узнаем при анализе ее помета.

В черте города основу пищи куниц также составляют грызуны. Здесь она ловит и домовых мышей, и серых крыс. Но и роль птиц в питании городской популяции куниц, по-видимому, повышается, из-за чего присутствие куниц в городе не очень желательно, так как, регулярно обследуя крупные дупла деревьев в московских лесопарках, куница мешает гнездиться в городе крупным дятлам, гнездящимся в дуплах совам, голубю-клинтуху.

Заканчивая охотничий маршрут, на день куница забирается в какое-либо укрытие. В начале зимы убежищем для нее служат широкие дупла. Я находил занятые куницей дупла на дубах, липах, сосне. При этом куница часто выкидывала из дупел перья, шерсть и растительную ветошь, прежде служившие подстилкой в гнездах галок и скворцов. Обычно дупла располагались на высоте от 3 до 5 метров от земли или поверхности снега. Но в старых высокоствольных лесах занятое куницей гнездо может располагаться и выше — до 20 м.

Очень часто временным убежищем кунице служат беличьи гнезда (гайна). В них куница отдыхает после удачной охоты, съев хозяйку гнезда, или пережидает непогоду, не покидая убежище 1-2 суток.

Со второй половины зимы, когда высота снегового покрова увеличивается, куница предпочитает укрываться под снегом в пустотах штабелей бревен или под кучами валежника.

Рисунки к статье:

Рис. 1. Европейская норка

Рис. 2. Американская норка

Рис. 3. Схематический разрез постоянной норы норки

Рис. 4. Травяные лягушки, убитые хорьком и сложенные про запас

Рис. 5. Следы черного хоря на глинистой дороге

Рис. 6. Помет хорька

Рис. 7. Помет лесной куницы

Рис. 8. Отпечаток лап куницы перед прыжком на влажном снегу

Рис. 9. Дневное убежище лесной куницы в дупле сухой сосны


В. Гудков

"Охота и Рыбалка XXI век № 2 - 2008 г."





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 members, 1 guests, 0 anonymous users

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Copyright © 2016 Hunting Club