Перейти к содержимому

IPBoard Styles©Fisana

Охота на тетеревей (Заметки охотника)


Сообщений в теме: 2

#1 ev011

    Следопыт

  • Заблокированные
  • PipPipPipPip
  • 7 139 сообщений
  • Name:Евгений
  • LocationМосква.
  • Profession:Охотник

Отправлено 03 Апрель 2013 - 04:09


Страница 1 из 3


Фокин Николай Николаевич


О, что за прелесть эти птицы!

При блеске утреннем денницы
Их грудь по временам
Сверкает золотом червленым,
То блещет сталью вороненой,
И ярко сверх очей
На солнце рдеет бархат алый...
В восторг придешь всегда, бывало,
Глядя на косачей!..
И. В. Орнатский



Монографию тетерева писать я не собираюсь и отдаю на суд собратьев по страсти только заметки охотника — описание способов охоты на тетеревей.

Да простят мне читатели, если я миную всем известное описание наружности и «особых примет» тетеревей, довольствуясь тем, которое дал нам поэт в стихотворении, взятом мною эпиграфом к этим беглым строкам. Огромное большинство, вернее — все охотники, более или менее знают тетерева: Боже мой, кто только не пуделял по этой дичи!..
То же самое и относительно «черты оседлости» тетеревей. Не достаточно ли сказать, что наряду с рябчиком тетерев является самой распространенной в России и Сибири коренной дичью.
Только приблизительно представив себе сколько ежегодно добывается тетеревей охотою; сколько гибнет их в различного вида ловушках, запрещенных законом об охоте, но широко практикуемых во многих местностях России; только подумав, сколько истребляется тетеревей четвероногими и пернатыми хищниками, — положительно подивишься производительным силам природы!
Несмотря на всеобщее оскудение, на повсеместное истребление лесов и осушение болот, идущее рука об руку с увеличением народонаселения, несмотря на увеличивающееся с каждым годом количество охотников, на прогресс в деле охотничьего оружия и заметное удешевление этого оружия — его общедоступность, все же еще в России очень и очень много тетеревей, и дорогая родина наша, несмотря на варварское, дикое отношение к ее природным богатствам, лежащее в натуре русского человека, все же пока еще поддерживает славу страны богатой дичью — зверем и птицей. О, если бы мы, россияне, были культурнее! Есть еще время поддержать охотничье хозяйство страны, доход от которого можно считать десятками миллионов; возможно еще сохранить и даже умножить природные богатства земли Русской! Не в одном законе об охоте тут дело — надо чтобы закон вошел в жизнь, а для того чтобы он вошел в жизнь, надо чтобы все имеющие себя охотниками, все имеющие какое-либо отношение к охоте, от спортсменствующего столичного барина до неграмотного промышленника, — были проникнуты уважением к закону, любовью к дичи, природе, справедливым отношением к тварям и отрешились от узкого эгоизма, заставляющего нас только истреблять и губить дичь и очень мало думать о способах ее сохранения, сбережения и размножения.
Извиняясь за это маленькое отступление, перехожу к описанию охоты на тетеревей.
... — Охота на тетеревиные выводки начинается с 15 июля и в огромном большинстве случаев в это время молодые тетерева еще мелки, в лучшем случае у молодых петушков только еще начинает мешаться перо и стрельба такой дичи, не представляя никакой трудности, большого удовольствия истинному охотнику доставить не может. Охота по тетеревам с легавой хороша позже — во второй половине августа и в сентябре.
Сберегая чернышей в первой половине весны, во все же остальное время охоты я преследовал их очень беспощадно; застрелить из-под легавой старого косача, этого фазана нашего севера, всегда было для меня громадным наслаждением — дуплеты по косачам западают в память охотника на всю его жизнь!
Разморенный жарою черныш крепко западает и подпускает собаку и охотника вплотную. За старыми чернышами не следует ходить ранним утром, пока роса еще не обсохла. Чернышей надо стрелять в полдень, когда от жары они забиваются в кусты и кейфуют в сладкой дреме. При такой обстановке они без особых недоразумений перемещаются в ягдташ охотника, а по росе — строги, шибко бегут от собаки и срываются далеко, причем всегда стараются лететь низом, мастерски прикрываясь кустами и деревьями.
Выводки тетеревей преимущественно держатся в гарях и сечах, на зарастающих молодняком вырубках, на краях сенокосов, среди кустов, в мелочах по окрайкам хлебных полей и в самых полях, если только в них есть хотя бы очень незначительные пространства, покрытые кустами и молодым лиственным лесом. В пустошах, часть которых распахивается для посева ржи и овса, где между молодыми зарослями встречаются незначительные покосы, окруженные кустами, на окрайках небольших болот, окруженных покосами и хлебами — всегда бывает лучше охота по тетеревам. Самое название «полевой тетерев», «польник», «полевик» — указывает на тяготение тетерева к полям, хотя тетерева держатся также и в обширных моховых болотах, в особенности на окрайках, в черничнике и зарослях гонобобеля (голубица).
В Белозерском уезде Новгородской губ. есть немало угодий, где выводки тетеревей встречаются вместе с выводками глухарей и белых куропаток, но в общем — крупного, строевого, хвойного леса тетерева избегают и живут в таких лесах только за отсутствием поблизости более подходящих угодий.
Применяясь к местности и соображаясь с климатическими условиями данного лета, опытный охотник всегда знает, где надо искать тетеревей. Если урожай ягод плох, то охота в ягодниках бывает плохая и птицы больше в полях, на хлебе; если год сырой и болота залиты водою, то тетерева выбираются на более сухие, возвышенные места; в сильную засуху выводки любят придерживаться окрайков речек и озер и т.д.
Рожь зреет скорее овса и первые охоты по тетеревам всегда следует начинать в ближайших окрестностях ржаных полей, когда же начнется уборка ржи и в ржаном поле народ, — тетерева передаются в соседнее поле — овсяное и туда за ними идет охотник. В поисках этой дичи, как и всякой другой, нужен тот же навык, знание природы, наблюдательность, без которых вообще удачные охоты невозможны. Но в общем, тетерев такая распространенная дичь, обитающая в разнообразнейших угодьях, что выводки ее встречаются повсюду, из года в год, в одних и тех же сколько-нибудь подходящих для них местах, и разыскивать их весьма легко с помощью легавой собаки. Если же охотник знает, где весною токовали тетерева, то всегда и наверное может рассчитывать найти несколько выводков в ближайших окрестностях тока.
Чем мельче выводок, тем сравнительно труднее его отыскать, так как он дает очень короткий след на кормежке и жирует не раньше, чем обсохнет роса. Поднятые в росу молодые тетерева любят садиться на деревья, и промышленники пользуются этим, стреляя их сидячими.
Матка или старка проявляет огромную привязанность к своему потомству и нередко жертвует жизнью, стараясь привлечь на себя опасность, угрожающую ее птенцам. Чем мельче цыплята выводка, тем неохотнее покидает их старка, отвлекая от выводка собаку, она бежит и кувыркается в траве, прикидываясь раненой, подбитой, не могущей лететь, и нередко таким способом отводит от выводка собаку, после чего отлетает в сторону и окружным путем возвращается к запавшим в траве птенцам. От очень мелких птенцов старка почти совершенно не отлетает, а обыкновенно взлетывает на ближайшее дерево и квохчет, сидя вся на виду, на глазах охотника и собаки. Я видел однажды, как тетера взлетела на спину собаки, стоящей, при натаске, над мелкими, всего несколько дней назад появившимися на свет Божий птенцами.
Застрелить старку тетеревиного выводка, когда птенцы мелки, — просто до отвращения! Подобное убийство недостойно истинного охотника, так как помимо остальных соображений, в интересах правильной охоты старку всегда следует щадить: во-первых, потому, что уцелевшая старка обязательно даст в этих же местах на будущий год выводок, а, во-вторых, потому, что старые матки лучше выводят, чем молодые, выводки их полнее по количеству птенцов и лучше сохраняются от разнообразных хищников: опытная старка хорошо умеет высиживать и «водиться» с выводком.
Тетерев-самец (косач, черныш, польник) никакого участия в высиживании и выращивании птенцов не принимает и пока тетера водится с потомством — линяет, забившись в крепь, и избегает показываться в открытых местах. В это время он лишается лучшего своего украшения — лирообразных перьев хвоста — косиц, которые выпадают, медленно заменяясь новыми. Грубым невежеством, полным незнанием природы веет со страниц прейскурантного, псевдоохотничьего журнала, изобразившего на своем рисунке семью тетеревей, с тетеревом-косачом во главе, возле мелких цыплят. Подобная несообразность режет глаз знающего природу охотника, так как в действительности ничего подобного не бывает и быть не может.
Чем мельче выводок, тем скорее возвращается к нему вспугнутая тетера и квохчет на месте подъема, сзывая разлетевшихся и запавших вокруг цыплят, и будет повторять этот маневр десятки раз подряд. Привязанностью старки к птенцам пользуются промышленники и, разогнав выводок, подманивают старку, подражая голосу птенцов, и бьют ее чуть не в упор, на земле, а иногда на дереве, но о такой «охоте» распространяться я не стану, потому что это — вопиющая скверность и грубая профанация охоты.
Молодые тетерева очень слабы на рану, стрелять их в поле в начале августа надо самыми мелкими №№ дроби (7, 8, 9 — англ. счета), а так как стрельба происходит в большинстве случаев накоротке, то чоки почти неприменимы к этой охоте — они будут разбивать птицу. Конечно, в местах открытых от самого охотника зависит отпустить дичь и бить ее на любую дистанцию, но тетеревей чаще приходится стрелять в густых зарослях: поднятый в месте открытом, выводок всегда старается перелезть в «гущеру», в которой молодые тетерева настолько крепко западают, что из-под стойки вежливой собаки их нередко можно брать руками.
Как это ни странно, но чем мельче тетерева, тем лучшее чутье, навык и сообразительность требуются от собаки, с которой происходит охота на них. Молодой июльский тетерев, после перелета, камнем валится на землю, часто совершенно не давая следа, и крепко западает в густой траве, зарослях малины, непролазных кустарниках с подседом, в лому и т.д., и собака легко проскочит его, если ищет на быстром ходу верхним чутьем. Вот почему отлетевшие, по-видимому, весьма недалеко, молодые тетерева нередко остаются неразысканными охотником. В этом случае лучшим приемом охотника будет тот, если охотник отойдет от места подъема выводка саженей на сто в сторону, причем, удаляясь, станет посвистывать или говорить с собакой: приняв все эти звуки к сведению, тетера-старка, думая, что враг удалился, быстро соберет выводок, и вернувшийся через полчаса охотник снова может сделать дуплет по тетеревам, почти на том же месте, где поднял их впервые; если же тетера еще не успела созвать цыплят, то, во всяком случае, заслышав голос старки, цыплята дадут след, так как сбегаются к старке землею, и собаке будет легко разыскать их.
В отличие от подводки по старому тетереву-косачу, где требуется быстрая работа собаки, чтобы скорее поднять лирохвостого красавца на крыло, не давая ему бесконечно долго спасаться бегством, что делать он очень любит и что страшно нервирует молодых охотников, подготовляя им пудель или подъем дичи вне выстрела, — подводка по тетеревиному выводку требуется медленная, дающая возможность выводку разбежаться и подниматься постепенно, а не сразу и вдруг, со старкою во главе, как это часто бывает, когда собака слишком быстро дошла до дичи. При охоте с послушной, хорошо поставленной собакой, от самого охотника зависит руководить ее поиском и, если он задержит собаку на стойке, т.е. не поторопится послать ее вперед, то тетерева успеют разбежаться и выводок поднимется в несколько приемов. Для этой же цели вежливую собаку полезно даже отозвать от стойки, а потом вторично послать ее вперед.
Обыкновенно, старка вылетает первая, с квохтаньем.
Лучшая охота на тетеревей с легавой начинается во второй половине августа и продолжается весь сентябрь. Во второй половине августа молодые тетерева сильно мужают, молодую тетеру становится трудно отличить от старой, а молодые петухи одеваются в черное перо и отращивают косицы. Взматеревшие выводки по-прежнему продолжают жить семьями и придерживаются места вывода, но охота на них уже не напоминает июльское избиение младенцев и стрелять эту дичь в поре — одно наслаждение.
Даже в самом конце сентября, в местах с подседом, в высокой, редкой, уже желтеющей траве запущенных нив, в кочках, заросших черникой и гонобобелем, в кустах, молодых чащах и тому подобных плотных местах, тетерева отлично подпускают в меру выстрела и если иногда и не выдерживают стойки, то стрелять их все же возможно из-под потяжки-подводки собаки, стрелять даже дуплетами. В солнечные дни, ближе к полудню, тетерева стойку в плотных местах выдерживают даже в октябре, до снега, в особенности одиночки. Конечно, охота эта не так добычлива, как в июле, но какое наслаждение свалить верным выстрелом эту взматеревшую, сильную, тяжеловесную и крепкую в это время на рану птицу!
Охотники делают большую ошибку, рано, в начале сентября, прекращая охоту на тетеревей с легавой, мотивируя это тем, что птица строга. Делать такое заключение по двум-трем опытам — опрометчиво. В угодьях, где по ним много стреляли, где дичь, так сказать, нахлестана дробью, где от выводков имеются только жалкие остатки, — в таких угодьях тетерева, действительно, очень строги в это время; но там, где охота с легавой происходит редко, где птица не очень распугана, там тетерева дают полную возможность охотиться на них с легавой весь сентябрь, а если осень продолжительна, — то и первую половину октября. Надо только выбирать угодья, предпочитая плотные, густые, заросшие молодняком места, кочковатые окрайки болот, заросли гонобобеля и черники, словом, такие места, где птице, жирующей на земле, есть возможность укрыться, спрятаться от взора человека. В местах, где пасется скот и земля «выбита», т.е. лишена травы, в болотах открытых, с чистым мхом, в редколесье, где нет кочек и кустарников и свалившийся с деревьев лист шуршит под ногами человека и собаки, — в таких местах тетерева станут подниматься очень далеко, не подпуская на выстрел даже садочного, дальнобойного ружья, но в местах плотных, с подседом — дело иное.

#2 ev011

    Следопыт

  • Заблокированные
  • PipPipPipPip
  • 7 139 сообщений
  • Name:Евгений
  • LocationМосква.
  • Profession:Охотник

Отправлено 03 Апрель 2013 - 04:11

Страница 2 из 3



Конечно, тетерев осенью не позволит дрессировать над ним собаку, он требует от охотника большого внимания и ловкости, но охота на тетеревей с легавой возможна до тех пор, пока, в октябре, тетерева не станут собираться в стаи и вылетать на деревья, на кормежку — «подниматься на лес», как говорят промышленники.

При охоте на строгого осеннего тетерева не следует слишком далеко отпускать от себя собаку и как только она поведет по следу — ежесекундно быть готовым к выстрелу. Навык к охоте с легавою укажет охотнику, в какие моменты подводки, при какой обстановке, следует ему заходить с боку собаки, спешить наперерез, стараясь перехватить выстрелом могущий сейчас последовать вылет дичи. Зевать тут нельзя — иначе дичь далеко отбежит и поднимется вне выстрела, за деревьями. Нужно не отставать от крадущейся к дичи собаки, без колебания опережать ее на стойке, по направлению головы собаки предугадывая, в каком направлении от охотника находится дичь. В местах густых, в плотных зарослях, тетерева подпускают охотника ближе, срываясь с мощным трепетом крыльев и мелькая на быстром полете между деревьями. Как звучно падает такой тетерев на землю после удачного выстрела по нем!
Стрелять в большинстве приходится сквозь ветки и сучья, а то и далеко — нередко шагах в 70—80 расстояния, и потому ружье следует иметь для таких охот дальнобойное, с чоками, а стреляя из цилиндра, пользоваться концентратором и дробью не мельче № 3 англ. счета. Надо ли повторять, что бездымный порох на этой охоте, как и на каждой, всегда и всюду, имеет громадное значение, давая возможность быстро стрелять из обоих стволов, почти сдваивая выстрелы, не говоря уже о том, что при стрельбе бездымным порохом картина охоты получается значительно полнее — отсутствие дыма позволяет во всех деталях видеть результат выстрела в самый момент действия снаряда на птицу — эффектное зрелище, которое совершенно неизвестно охотникам, стреляющим черным порохом.
С наступлением морозных утренников, в конце сентября или в октябре, старые черныши по утрам начинают «вылетать» на деревья, сначала на хвойные, так как не любят садиться на березы, пока с последних не свалится весь лист, и начинают бормотать и чуфыкать, что служит слабым подобием весеннего тока (иногда они воспроизводят эти звуки на земле, «токуя» так продолжительно, что их можно скрадывать, как весною). Осеннее бормотание тетерева служит сигналом к тому, что тетерева начинают сбираться в стаи на зимовку. По примеру старых чернышей, по утрам начинают подниматься на деревья и молодые тетерева, которые все еще держатся выводками, со старкою во главе, и посидев на дереве час или два, пока земля отойдет от утреннего заморозка, снова опускаются и жируют весь день на земле. В это время, приблизительно начало октября, поднятые с земли тетерева, даже днем, охотнее садятся на деревья, чем опускаются после перелета на землю, как делали они до сих пор.
Охота на чучела начинается в конце листопада, обыкновенно в октябре. В зависимости от погоды, листопада, урожая ягод, начинается она раньше и позже, но обыкновенно числу к 15 октября лист с деревьев почти весь осыпается и промышленники «сидят с чучелами», и так как только незначительная часть промышленников умеет производить эту охоту мастерски, т.е. добычливо, а огромное большинство — очень мало в охоте этой понимает, то оно и считает, что начало поздней осени — лучшее время для стрельбы тетеревей из шалаша, потому что тетерева не успели еще собраться в большие стаи, предводительствуемые опытными и зоркими старыми чернышами, и охотнее подсаживаются к чучелам.
Соображение это отчасти справедливо, но если охоту на тетеревей с чучелами умело организовать, то ее можно производить всю зиму, и самый глубокий снег ничуть не служит помехою этой охоте, а даже улучшает ее. Зимою необходимо разгонять тетеревей ночью, на ночевке; именно только зимою, в глубокий снег, возможен хороший разгон тетеревиной стаи, сулящий, в большинстве случаев, блестящий успех охотнику.
Разгон тетеревиной стаи, ночью, перед охотой, во всех случаях полезен для охоты с чучелами, но по черной тропе и пока снега мало, толково разогнать стаю мудрено: тетерева поднимаются дружно, разом, и получается не разгон, а угон стаи. Правильный разгон тот, когда птицы разлетелись по одной, по двое, постепенно, в разные стороны, а это достигается только при ночевке тетеревей в глубоком снегу. Конечно, и без снега, и по мелкому снегу удается иногда стаю разогнать основательно, но это — дело счастливой случайности, не более.
К тому же, в начале осени, пока тетерева держатся небольшими стайками, прибегать к ночному разгону их особой надобности нет. В ожидании зимы птица табунится, как говорят промышленники, и охота с понимающими свое дело загонщиками может быть весьма добычлива.
Лучшие чучела — суконные, изображающие чернышей в спокойном состоянии, сидящими как бы нахохлившись. Длинная шея у чучела быть не должна — тетерев вытягивает шею в минуты тревоги и опасности. Не худо, если чучела будут немного крупнее тетеревей — крупное чучело издали заметнее.
Чем больше чучел окружает шалаш, тем лучше, но надо умело размещать их, не полагаясь на загонщиков или «проводников». В тихое, безветренное утро чучела садят зобом к восходу солнца, при ветре — зобом против ветра. В значительный ветер — ниже и ближе к стволу дерева, в тихую погоду — выше и дальше от ствола. Тетерева вообще ветра не любят и, вылетая кормиться на березы в сильный ветер, выбирают низкие места за ветром, и этим надо руководиться, выбирая место для шалаша. При охоте вечером чучела поднимают ниже, чем утром.
Если охота производится в одном и том же месте несколько дней подряд, то размещение чучел надо ежедневно разнообразить — тетерева подозрительны и, обстрелянные, могут избегать шалаша, «присмотревшись» к чучелам.
Выставляют чучела обыкновенно на березах, как на деревьях кормовых для тетеревей, но можно «поднимать» чучела и на другие деревья, избегая хвойных, на которых чучела менее выделяются.
Шалаши устраиваются там, где гнездуют, водятся и любят держаться тетерева: в зараставших молодняком пустошах и вырубках, на окрайках полей, на покосах, чередующихся с молодыми чащами и незначительными по объему болотами, словом — в местах открытых, но вместе с тем и лесистых. Вокруг шалаша должны быть присадистые, удобные для тетеревей деревья, расположенные по возможности так, чтобы тетерева, подсаживаясь к чучелам, не могли сесть вне выстрела от шалаша. Количество окружающих шалаш присадистых деревьев большого значения не имеет, но обязательно надо, чтобы выставленные чучела были хорошо издали заметны со всех сторон, почему местом для шалаша охотнее избирается пригорок и только при сильном ветре надо изменить этому общему правилу.
Иногда возле шалаша не находится подходящих деревьев, чтобы выставить на них чучела, тогда чучела выставляют на деревьях подставных. Для этого срубают молодые, не толстые березки возможно большей длины (аршин 7—10), приносят их к шалашу и, срубив самую вершину березки, крепко насаживают на ее ствол чучело, березку поднимают и ставят, укрепляя сорками или прислоняя к подходящему дереву, хотя бы оно было сосенкой или елью — это не важно, надо только, чтобы чучело возвысилось над ним и отделилось от хвойной вершинки. На крупные деревья чучела выставляют путем залезания на дерево.
Каждое чучело садят на подчучельник — тонкое деревцо (обычно — березку), очищенное от сучьев, наподобие удилища, аршина 3-4 длиною, причем чучело насаживается на нижний, заостренный конец ствола, на котором возле насаженного чучела оставляется сучок, вершка три длиною, исполняющий назначение крючка, с помощью которого чучело вместе с подчучельником вешается на подходящую ветку большого дерева, ближе к вершине, среди других ветвей. Чем длиннее подчучельник, тем удобнее выставлять («поднимать») на дерево чучела — он избавляет от необходимости залезать на самые верхние, тонкие сучья, которые не всегда могут выдержать тяжесть человека. Чтобы чучело крепче держалось на подчучельнике (как и на подставном дереве), его привязывают к подчучельнику веревкой, один конец которой закреплен в колечке, имеющемся на чучеле возле отверстия для подчучельника, а другим, в аршин длиною, обматывается конец подчучельника. На веревках этих, которые от чучел никогда не отвязываются, чучела удобно носить на охоту и домой, а подчучельники оставляются возле шалаша.
Подчучельники, как и шалаш, и подставные деревья (если они требуются), нужно устраивать и заготовлять заблаговременно, а на рассвете, перед охотою, рубить, стучать, громко разговаривать возле шалаша безусловно не следует — тетерева могут быть недалеко и, заслышав возле шалаша шум, не станут подлетать к нему в течение целого дня. В особенности же нельзя поднимать чучела и устраивать шалаш — вообще показываться возле шалаша в виду сидящих на деревьях, в отдалении, тетеревей. Вид человека возле шалаша и чучел производит на тетеревей удручающее впечатление и лететь к месту, где недавно был человек, они совершенно отказываются.
В Белозерском уезде, Новгор. губ., я несколько лет подряд охотился на тетеревей с чучелами с помощью весьма дельного охотника-крестьянина Павла Тимофеева, у которого было 5 сыновей, все превосходные загонщики, и этот Павел Тимофеев, теперь уже покойный, мастерски «отвадил» своих односельчан «подсаживаться» к его шалашу в чаянии добыть тетеревей при даровом загоне сыновей Павла. «Отваживание» производилось приемами, доказывающими, как тетерева зорки, чутки и подозрительны.
Так, если непрошенный охотник сидел в шалаше в виду разместившихся в отдалении на деревьях тетеревей, то загонщик — один из сыновей Павла, подходил к шалашу, и будто случайно проходил под чучелами, и этого было достаточно, чтобы при перегоне тетерева избегали этого шалаша. Когда же «прогуляться под чучелами» было неудобно, то на виду стаи хитрец загонщик громко перекликался с сидящим в шалаше, не замечающим из-за своего прикрытия виднеющихся в отдалении на деревьях тетеревей.
— Ну что, как дела?! — кричал саженей за 30—40 загонщик. — Стрелял ли?
— Нет, все еще поджидаю, — отзывался охотник. — А у вас как? — любопытствовал он.
— И у нас пока ничего нет! А недавно пара тетерь пролетала — неужели не подсели?
— Не видал!..
— Ну, я пойду!.. Не надо ли тебе табачку? Покури — погрейся!..
— Спасибо! Своего захватил!..
Цель достигнута: тетерева слыхали говор и крик возле шалаша и игнорировали чучела.
Если же тетеревей на виду не было и Павел и его «ребята» ждали налета лирохвостых издалека и опасались, что дичь подсядет «на чужой шалаш», то один из сыновей Павла, незаметно для сидящего в шалаше охотника, от взора которого он был укрыт деревьями, становился на открытое место шагов за сотню от шалаша, и тетерева облетали шалаш «точно по колдовству», к великой досаде и разочарованно сидящего в шалаше непрошенного компаньона. А Павел подсмеивался: «я их отучу чужими руками жар загребать, на готовую птицу подсаживаться. У меня без выстрела просидишь!..»
И отучил, пользуясь сообразительностью (если можно так выразиться) тетеревей.
Тетерев осторожен и охотник обязан считаться с этим. Попытайтесь подойти хотя бы на винтовочный выстрел (150 арш.) к стае тетеревей. Это не так-то легко, как может показаться с первого взгляда. Подъехать — иное дело.
Тут, кстати, упомяну, что погода имеет огромное значение дня осенней охоты на тетеревей. В погоду ясную — тетерев очень строг и делает большие перелеты; в погоду ветреную — предпочитает «валиться» на землю; в погоду теплую, с мелким дождем, туманную и тихую — подпускает человека ближе, перелеты делает небольшие и вообще бывает «смирен».
В сильный мороз — потревоженный, — летит далеко; кормиться предпочитает на небольших деревьях, «сидит ближе к снегу», как говорят крестьяне. Лучшая погода для охоты на чучела — тихая и теплая, осенью с мелким, чуть моросящим дождиком, во время которого тетерева весь день «весятся на лесу» (выражение промышленников); зимой — оттепель. В особенно сильный ветер и в очень большой мороз тетерева отлетают в глубь лесных островов, а в погоду теплую, в оттепели зимою, выбираются в поле, на опушки, стремятся в редколесье вырубок, пустошей и покосов.
Возвращаюсь к охоте с чучелами из шалаша.
Если шалаш устраивается на скорую руку, в чем часто бывает надобность при охоте с ночным разгоном стаи (о чем будет речь ниже), то шалаш и все приспособления к нему обязательно следует делать глубокой ночью, при свете фонаря, а не на рассвете, когда допускается только поднять чучела, после чего загонщики должны торопиться отойти от шалаша.
При охоте в сухих, возвышенных местах с песчаным грунтом — лучший шалаш с ямой. Вообще же шалаш должен быть настолько просторен, чтобы стрелять можно было не просовывая наружу конец стволов, и хорошо забран, с боков и сверху. Редкий, сквозящий шалаш может испортить всю охоту. Особенно скрывать шалаш от тетеревей, как на току, не надо — осенью тетерев все же менее подозрителен и пуглив, чем весною и большого внимания на шалаш не обращает, хотя, чем неприметнее для птицы будет поставлен шалаш, тем «крепче» возле чучел будут сидеть тетерева. Затушевать присутствие шалаша осенью нетрудно — строится осенний шалаш почти всегда между деревьями и они укрывают его, даже против желания малоопытных охотников.
Приходить в шалаш следует с первыми проблесками утренней зари, а сидеть в шалаше, смотря по погоде — тепло одевшись, но платье не должно стеснять движения стрелка и парализовать их. Лучше всего сидеть в просторной меховой куртке или поддевке, с накинутым на плечи меховым тулупом, который, приготовляясь к выстрелу, моментально и бесшумно можно спустить с плеч.
Если погода сухая — валенки незаменимы на этой охоте.
Осенний тетерев крепок на рану — стрелять его приходится сидячего, т.е. в положении, когда перо на нем лежит и примыкает плотно, а окружающие шалаш деревья зачастую позволяют тетеревам подсаживаться широко — поэтому ружье для охоты из шалаша требуется надежное, пристрелянное, с резким и дальним боем, валящее тетерева без отказа на раз и навсегда установленном расстоянии, такое — чтобы птица после выстрела свертывалась и умирала «там» — на дереве. Ружье слабого боя на этой охоте дает много подранков на отлет (чем очень грешат крестьяне, хотя избегают стрелять не в меру для своих ружей), а подранок — самое последнее дело, и кроме того, в данном случае, подранок плохо отзывается на результате охоты — отлетая после выстрела, тетерев нередко «уводит» всю стаю от шалаша.
Лично я бил тетеревей из шалаша (и очень успешно) магазинкой Винчестера, которой умею пользоваться так, что лязга при перемене патрона почти не бывает. Об этом я уже говорил в своих заметках «Ток глухарей» и повторяться не стану; затем я стрелял тетеревей из ружья льежской мануфактуры — стволы коккериль, оба чока и из такого же ружья — оба цилиндра, причем в последнем случае пользовался концентратором — кольцом Элея. Все ружья были пристреляны и по бою не заставляли желать ничего лучшего. Отлета дичи после выстрела почти не бывало. Я сторонник крупных №№ дроби и тетерева из шалаша, осенью и зимою, стреляю твердой дробью № 1 (Торбека). Опыт показал, что крупные №№ дроби действуют на многих охотах как-то надежнее; в данном случае стрелять зачастую приходится через хвои и ветви, иногда частые как метла, а ветви (мерзлые) обладают способностью сильно отражать дробь, которая точно застревает в них и рикошетирует. Да и тетерева в это время точно бронированы пером, если сидят зобом к шалашу.
Роль охотника на этой охоте — второстепенная. Охотник должен хорошо владеть ружьем, не спать в шалаше, стрелять толково, быстро и ни в каком случае ранее окончания охоты не выходить из шалаша для сбора убитых птиц, чем часто грешат горячие охотники, лишенные выдержки. Показаться тетеревам возле шалаша — значит испортить охоту целого дня.
Пуделя для дельного охотника при стрельбе из шалаша непростительны, но они всегда возможны, если стрелок станет «сваливать» ружье и дергать за спуск.
В общем, бить тетеревей из шалаша дело очень немудрое и весь успех этой охоты зависит от загонщиков, в них главная суть и я перехожу к ним, оставив охотника в шалаше ожидать подлета тетеревей и на прощанье посоветовав ему прихватить с собою в шалаш винтовку, которая во многих случаях полезна на этой охоте, так как дает возможность свалить лирохвостого красавца, подсевшего вне дробового выстрела, из шалаша. От такого поллета, как ни выбирай место для шалаша, гарантировать себя трудно, а подогнать тетерева, подсевшего шагов за 100—120 от шалаша, редко удается даже очень опытному и дельному загонщику. Почти всегда в таких случаях получается перелет.
Охоту производят с 3—4 загонщиками, причем, если местность позволяет, они могут быть конными, что очень облегчает их задачу. Предварительно загонщики сговариваются, в каком районе каждый из них будет действовать, чтобы не получилась бестолковщина. Если птица «насмотрена» накануне, т.е. известно место ночевки тетеревей, то один из загонщиков, когда рассветет, отправляется прямо на это место и, если придет раньше вылета тетеревей на деревья, то поднимает стаю с земли, разумеется зайдя с противоположной от шалаша стороны. Подгоняя тетеревей к шалашу, опытный загонщик всегда может регулировать расстояние их перелетов и, смотря по тому, близко или далеко находятся тетерева от шалаша, «посылать» их к шалашу большими перелетами или маленькими, сразу всю стаю или по частям. В этом — главная суть. И когда один загонщик гонит тетеревей, остальные, находясь в других сторонах от шалаша, если у них нет птицы, с пригорков и горушек наблюдают за тетеревиными перелетами и если тетерева уклоняются в сторону, «принимают» их и направляют куда следует. Знающие местность 3—4 загонщика, понимающие свое дело, образуют вокруг шалаша как бы заколдованный круг, из которого тетеревам выбраться весьма трудно, и охотнику, сидящему в шалаше, стрелять обязательно придется, была бы только птица, причем на моих охотах, когда птицы поблизости не было, пригнать тетеревей за 3—4 версты считалось делом обычным, если только местность сколько-нибудь способствовала такому перегону. Через большое, чистое поле, через деревню или значительный остров строевого леса, в котором тетерева могут затеряться, — тетеревей перегнать затруднительно, в местах же лесных, но открытых, в пустоши, где птица не может скрыться из глаз загонщиков, бывали случаи, — большую стаю тетеревей пригоняли за 7—8 верст, даже зимою, «укладывали ее спать», ночью разгоняли и на другой день охотились на нее с большим успехом.

#3 ev011

    Следопыт

  • Заблокированные
  • PipPipPipPip
  • 7 139 сообщений
  • Name:Евгений
  • LocationМосква.
  • Profession:Охотник

Отправлено 03 Апрель 2013 - 04:13

Страница 3 из 3


Опытным местным загонщикам всегда известны одиночные крупные деревья, на которых при больших перелетах любят присаживаться тетерева, и сосчитано количество перелетов до шалаша с того или иного пункта пустоши. Охотничья практика показала и открыла им все это.

Сколько бы тетеревей ни было в стае, все они полетят в ту сторону, куда полетел хотя бы один тетерев из этой стаи, снявшийся ранее других, и если он полетел прочь от шалаша, то загонщик должен оставить остальных тетеревей в покое и «заходить», вернее — забегать отлетевшего, стараясь подогнать его или обратно к стае, если к нему стая еще не присоединилась, или направить его по нужному направлению, в сторону шалаша.
Подходя к сидящим на деревьях тетеревам, загонщик должен хорошенько высмотреть их, чтобы не зайти в середину стаи. Обойдя тетеревей, загонщик подходит к ним с противоположной от шалаша стороны и гонит стаю по направлению к шалашу, причем сначала приближается к птицам осторожно, как бы не обращая на них внимания, будто мимоходом; если же хотя один тетерев полетел в сторону шалаша и до шалаша далеко, то остальных тетеревей загонщик пугает хлопаньем рукавиц, ударами палки по стволам деревьев, прямо и быстро приближаясь к ним, чтобы птицы сделали более длинный перелет, догнав только что отлетевшего. Если же до шалаша недалеко, тетерева сидят в виду чучел, то загон производится осторожно: загонщик медленно, будто мимоходом, приближается к дальним от шалаша тетеревам, идет не прямо к ним, а как будто мимо, и если к чучелам полетели один-два тетерева, то загонщик отнюдь не приближается к остальным, а наоборот, отходит от них, потому что и без того все тетерева, постепенно или разом, но, по обычной своей повадке, переберутся к чучелам и торопить их подлетом — портить дело. Обыкновенно в это время из шалаша раздается выстрел и другие загонщики с пригорков следят куда после выстрела отлетят от шалаша тетерева (если их было больше, чем один) и немедленно стараются вернуть отлетевших к шалашу. Тут время очень дорого — надо не давать тетеревам оглядеться, тревожить их всюду, куда бы они после выстрела ни переместились, не позволять им всмотреться в чучела и гнать, гнать к шалашу. Если вся стая разом подлетает к шалашу, то это загон неудачный, но иногда, в начале охоты, его не миновать; следующими загонами можно поправить дело, а в особенности загон удается, если тетерева устали от беспрерывных перелетов — утомить их 3-4 опытных загонщика всегда могут, так как не выпускают из вида и тревожат беспрестанно, не давая птицам времени наедаться березовых почек — главное питание тетеревей осенью. Иногда замечательно удачно складываются загоны, и застрелить из шалаша 12—16 тетеревей в одно поле в Белозерском уезде не считается большою редкостью. Я знаю случай, когда было взято из шалаша в одно поле 28 тетеревей. Три загонщика гоняли стаю тетеревей в течение всего дня, помешав тетеревам сделать полдник, т.е. опуститься на землю в полдень, часа на два, что обыкновенно тетерева делают, разделяя охоту из шалаша на утреннюю и вечернюю. В описываемом случае перерыва этого не было и загонщики до того утомили стаю частыми перелетами, что голодные, уставшие тетерева стали подпускать их шагов на 30—40, что тоже редкость, свидетельствующая о большом утомлении птицы. Стаю упорно гоняли, но тетерева почему-то облетали шалаш и уже день клонился к вечеру и стало смеркаться, когда один тетерев из стаи подлетел к шалашу, откуда сейчас же раздался выстрел и тетерев упал под комель дерева. Загонщики стаю больше не тревожили: один за другим тетерева, по одиночке, стали перемещаться к чучелам и после выстрела валились на землю, а остальным тетеревам казалось, что это их собратья опускаются на землю на ночевку. В шалаше сидел местный охотник-промышленник Иван Котомин; у него с собою, для скорости стрельбы, было 4 ружья, и он все стрелял и стрелял, и в итоге взял 28 штук этой великолепной дичи.
Выстрела тетерев совершенно не боится, лишь бы после выстрела от шалаша не было отлета, поэтому, когда тетерева подлетают к чучелам по одиночке, стрельбою надо спешить. Если два тетерева летят к шалашу и, между ними, на полете, расстояние аршин 100, то надо успеть застрелить их обоих, т.е. подготовиться к выстрелу и ударить по первому в тот момент, когда он начнет присаживаться — он упадет, а второй тетерев сядет к чучелам и наследует участь первого. В данном случае выстрел по первому тетереву должен быть раньше, чем тетерев успел сложить крылья. Если же момент выстрела пропустить, то к чучелам подсядут два тетерева, один из которых, после выстрела по другому, отлетит от шалаша и этот отлет может увлечь за собою других тетеревей, которые часто в это время уже летят к шалашу и могут уклониться от шалаша, направившись за отлетающим от чучел тетеревом, что почти всегда и бывает. «Надо встречать птицу выстрелом», говорят опытные охотники и они правы. Подготовиться же к такой встрече всегда возможно, в особенности, если вокруг шалаша присадочных деревьев мало, а если присадочное дерево одно, то, ожидая с секунды на секунду подлета, можно держать ружье наизготовку, готовым к выстрелу. Сидящий в шалаше охотник слышит как идет загон, а если шалаш устроен на месте возвышенном, то и видит все эволюции подгоняемых тетеревей. Темными комочками представляются издали тетерева на ветвях лишенных листьев деревьев, вот один, два, три из них, постепенно отделившись от стаи, направились к шалашу, — летят!.. Раскинув крылья, будто плывут по воздуху краснобровые красавцы, и охотник в сладостном волнении готовится к их встрече.
Во время загона, завидя приближающегося охотника, тетерев-черныш издает звуки тревоги — «уркает», а тетеры срываются с деревьев с учащенным квохтаньем. Даже по поведению тетеревей можно судить, как идет загон; вот стайка лирохвостых, не долетев до шалаша шагов 400, уселась кормиться на березы. Проходит 2—3 минуты. Тетерева забеспокоились: вытянули шеи, насторожились, смотрят все в одну сторону. Вот крайний сорвался с дерева, будто нырнул в пространство сверху вниз, и направился к шалашу. Летит! Так и поглощает пространство, почти не махая крыльями, точно какая-то волшебная сила несет его. Сейчас с характерным хлопаньем крыльев подсядет он к чучелам. Выстрел, — тяжело рухнула вниз крупная птица, а ей на смену другой тетерев опять трепещет крыльями, садясь на березу среди чучел, и балансирует в первые секунды своего появления на тонкой, гнущейся под ним ветке...
В Белозерском уезде, у теперь уже покойного Г. И. Серого, были превосходно организованы осенние и зимние охоты на тетеревей, причем загонщики имели рожки, звук которых указывал, где, в каком месте, загонщик находится и что делает, так как была выработана сигнализация. Звуками рожков загонщиков охотник предупреждался о налете дичи, найдена птица или нет и т.д.
Охоту из шалаша можно производить в течение целого дня с небольшим перерывом в полдень, когда тетерева опускаются на землю. Бывают дни, когда тетерева весь день проводят на деревьях — в пасмурную, тихую погоду с мелким, как из сита, дождем, но если тетерева опустились на землю и загонщики заметили место, где они опустились, то тревожить их сейчас не следует: после большого перелета стая может снова спуститься на землю, загонщики потеряют ее из вида и это осложнит дальнейшую охоту этого дня, так как тетеревей долго придется искать.
Зимою, на морозе, тетерева строги, делают большие перелеты, живут стаями по сотне и более штук, и такая стая всегда очень сторожка. Сидеть в шалаше, на морозе, и мерзнуть в ожидании подлета дичи, который может и не последовать, — тяжело. Поэтому зимою охотиться нужно обязательно с ночным разгоном стаи, для чего загонщики на лыжах посылаются на разведку — «подглядеть» стаю тетеревей и заметить место, где стая опустилась в снег на ночевку. Обыкновенно тетерева ночуют в мелких чащах или лягах — небольших болотах с крупным лесом, куда много намело снега, который в таких местах задерживается и бывает более рыхлый. Для того, чтобы зарыться на ночь в снег, тетерев складывает крылья и бросается с дерева вниз, глубоко врываясь в снег, причем место его нырка обозначается на снегу отверстием, которое засыпается снегом, но все же заметно и называется лункою. Под снегом тетерев отходит на аршин, а иногда и больше, в сторону и выбирается, вылетает из снега, не в старую лунку, а в другом месте, так что одиночная лунка показывает, что тетерев в снегу, а лунка двойная, — что он вылетел из снега. Заметить место ночевки тетеревей не особенно затруднительно. Обыкновенно, с наступлением сильных морозов (декабрь-январь), в глубокий снег, тетеревей все реже и реже беспокоят охотники. Стая обживается и ночует почти в одних и тех же местах, которые легко отыскать по лункам. Отправленный на разведки загонщик должен издали наблюдать за сидящими на деревьях тетеревами, не показываясь им, не маяча у тетеревей перед глазами. В сильный мороз тетерева рано опускаются на ночевку, в более мягкую погоду — позже, но в сумерки стая уже в снегу. Иногда тетерева перед ночевкой делают перелет, почему на разведки лучше посылать несколько загонщиков, чтобы они находились в разных пунктах угодий и не прозевали дичи. Издали заметив место, где опустились тетерева, загонщики отправляются домой, а приблизительно в полночь с фонарем идут на это место, причем разгон лучше удается, если ночь темная, без луны. При свете фонаря, по лункам на снегу, загонщики находят место ночевки тетеревей; один из них идет вперед и накатывается на лыжах на самые лунки. При вылете одного-двух тетеревей, которые выбиваются из снега иногда из-под самых ног загонщика, последний приостанавливается и так, с заминками, медленно проходит по лункам, считая вылетающих и мечущихся во мраке тетеревей, некоторые из которых бросаются на свет фонаря, ударяются о деревья, натыкаются иногда на самых загонщиков, так что были примеры, что загонщики убивали тетеревей палками. Чем медленнее идет разгон стаи, тем разгон можно считать удачнее.
Тотчас же после разгона, в этом же месте, а если оно совершенно неудобно, то отступя немного в сторону, но не дальше сотни саженей от места разгона, устраивается шалаш, заготовляются подчучельники и проч.
Все это делается без крика, излишнего шума и разговоров, так как тетерева близко кругом «рассовались» в снег. Наутро, чуть свет, поднимаются чучела, и охотник садится в шалаш.
Если разгон произведен удачно и погода благоприятствует, то получается нечто феноменальное: сбираясь в стаю разогнанные тетерева со всех сторон налетают на шалаш, сыплются к чучелам как из рога изобилия, и нужно стрелять и стрелять, дорожа каждою секундою. На эту охоту полезно брать с собою два-три ружья, чтобы ускорить стрельбу. Автоматическая дробовая магазинка в такой обстановке может явиться незаменимою. На звук выстрела, падение убитой птицы — тетерева не обращают внимания, надо только торопиться принимать выстрелом подлетающих, не допуская их до отлета. Выстрел из шалаша подсевшие тетерева почти никогда не выдерживают, особенно на морозе, и далеко отлетают в сторону.
В начале этой охоты загонщики бездействуют — без всяких побуждений с их стороны тетерева рвутся к чучелам, но скоро лет ослабевает и загонщики могут нагнать на шалаш еще несколько тетеревей, не успевших присоединиться к собравшейся где-нибудь стае, которая после такого переполоха, заметно убавленная, далеко перелетает и охота этого дня кончается.
Неожиданно поднявшийся на рассвете сильный ветер, а еще хуже — падающий снег, могут помешать охоте. Если шалаш окажется на юру, не за ветром, то тетерева станут избегать его; снег, заносящий чучела, портит охоту окончательно. На живом тетереве снег никогда не задерживается — запорошенных, облепленных снегом чучел тетерева боятся и, подлетев к ним, не присаживаясь, пугливо бросаются прочь.
В хорошо организованных обществах охоты, в угодьях, где ведется правильное охотничье хозяйство, при охоте на чучела тетерь-самок совершенно не стреляют (чему нельзя не сочувствовать); там же, где охота ведется в широких размерах, правило это совершенно игнорируется, но во всех случаях можно посоветовать охотнику, если возможен выбор, не горячиться и стрелять чернышей. Черныш на целый фунт тяжелее тетеры, красивее ее, и не в смысле обилия мяса, а по несомненному выводу, что крупную дичь бить приятнее, надо стараться стрелять именно чернышей, и выбор вполне возможен, когда к шалашу подлетают сразу несколько штук тетеревей, что бывает чаще всего.
Кроме описанных охот на токах, с легавой, из шалаша, — существует еще несколько видов охоты на тетеревей — охоты осенью и в начале зимы с подъезда и стрельба тетеревей в глубокий снег из лунок (ямок).
Зимою с подъезда на тетеревей я почти не охотился; осенью случалось подъезжать к ним верхом, с винтовкой; охоты эти носили случайный характер и распространяться о них я не стану, не имея большого опыта. Замечу только, что подъезд лучше удается, если ехать не прямо на тетеревей, а приближаться к ним как бы мимоездом, делая вид, что не замечаешь их. Никогда не следует пытаться подъезжать к тетеревам сзади — тетерева этого приема не переносят, сразу начинают беспокоиться и готовиться к отлету.
Стрелять тетеревей из ямок мне приходилось довольно часто. В сильные, трескучие морозы, несмотря на короткий день, тетерева выбираются из снега не рано, а после восхода солнца, и зарываются на закате, т.е. пока еще совершенно светло. В дни с сильным ветром они проводят в снегу даже весь день, не вылетая кормиться.
Иногда охота эта может быть очень добычлива и всегда интересна. Рекомендую, заметив лунки, сходить с лыж, несмотря на глубокий снег. Каков бы то ни был ход лыж, но они шумят; охотника без лыж тетерева подпускают ближе и вылетают при таком подходе не все сразу, а постепенно, что дает возможность сделать 2—3 дуплета по этой роскошной дичи. Жаль только, что звуки выстрелов скоро будят всю стаю, и тетерева, заслышав их, рвутся из снега беспрерывно, будто сыплются из мешка.
Глаза разбегаются и сердце усиленно забьется, когда попадешь в такую обстановку, особенно если стая большая. Стрелять надо быстро и быстро заряжать ружье. Одним дуплетом, во всяком случае, дело не окончится. Думаешь, что тетерева вылетели все, делаешь два-три шпага вперед и опять видишь перед собою рассыпающийся снег и дивное явление из него лирохвостых красавцев...
С пером в руках переживаю я все эти прелести недавнего прошлого и неудержимою силою тянет меня в родную глушь, посмотреть на занесенные снегом поля, на окутанный белым покрывалом лес, на засыпанные снегом, заваленные сугробами деревни, на знакомые лица крестьян, живущих не мудрствуя лукаво...
Какой там простор и как легко и привольно живется охотнику среди обожаемой им природы...





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 members, 1 guests, 0 anonymous users

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Copyright © 2016 Hunting Club