Перейти к содержимому

IPBoard Styles©Fisana

Царский зверёк


В этой теме нет ответов

#1 ev011

    Следопыт

  • Заблокированные
  • PipPipPipPip
  • 7 139 сообщений
  • Name:Евгений
  • LocationМосква.
  • Profession:Охотник

Отправлено 02 Апрель 2013 - 05:03


Мухачёв Анатолий Дмитриевич

А соболь — зверёк предивный... И нигде на свете не родится, кроме Сибири, а в Сибири родятся добрые и наипаче у моря и где холодные места... Зверёк редкостный и красив...» — так писал в начале XVIII века о баргузинском соболе русский посол в Китае Николай Милеску Спафарий. Действительно, мех соболя отличается необыкновенной красотой, нежностью и особым блеском. Недаром шапка Мономаха — одна из регалий царского двора — оторочена соболиным мехом.
В XVI веке пушнина составляла на Руси почти третью часть государственного бюджета, являясь золотым фондом государства. Основное место занимали шкурки соболя. Ими одаривали князей и вельмож, а при недостатке металлических денег отпускали на жалования служивым людям и на расход послам. Например, в 1595 году казна Бориса Годунова выдала послу Вельяминову «в запас и на расход приказной 1009 сороков соболей».
Издавна шкурки соболя пользовались неограниченным спросом как на Руси, так и за границей. Хищническая добыча драгоценных зверьков привела к резкому снижению их численности. В начале и середине XX века соболь был взят под защиту: организовано несколько специальных заповедников (Баргузинский, Алтайский, Кроноцкий, Кондо-Сосьвинский), введён заперт его добычи сроком на пять лет (1935—1940 гг.), проделана большая работа по рекклиматизации — расселено 20 тыс. зверьков. В настоящее время в заготовках пушнины в Сибири соболь занимает одно из первых мест. Промысел его ведётся по лицензиям и строго на научной основе, с учётом численности в каждом регионе.
Соболь обитает только в России. Наше государство держит на него монополию. На начало XXI века численность соболей оценивалась в 1122,4 тыс. особей. Из них почти четвёртая часть обитает на территории Красноярского края.
Ежегодно на Санкт-Петербургском пушном аукционе продаётся 240—270 тыс. шкурок соболя. Шкурка соболя стоит довольно дорого. Например, в 1987 году на международном аукционе шкурки наиболее ценного тёмного баргузинского соболя были проданы по 237 долларов. В 1990 году только Союзом пушнины на экспорт было продано 149,3 тыс. шкурок соболя по цене 120,8 доллара за каждую.
Благодаря работам профессора Петра Александровича Мантейфеля в России осуществлено клеточное разведение этого зверька. Специалисты зверосовхоза «Пушкинский» вывели особую породу соболей — пушкинский чёрный соболь. По окрасу и товароведческим качествам шкурки этих соболей не уступают баргузинским.
Соболь — лесной зверёк. Его ареал занимает огромные пространства таёжных районов от западных склонов Уральских гор до Камчатки, Сахалина, Курильских островов. Зоологи выделяют несколько подвидов соболей. Зверьки, населяющие Енисейский Север, относятся к тунгусскому подвиду.
Самцы тунгусских соболей весят 950—1400 г, самки — 750—1200 г. Длина тела самцов 41—47 см, самок — 37—45 см, длина хвоста самцов — 12—17 см, самок — 11—15 см. Окраска колеблется от жёлто-бурой до тёмно-коричневой. Волосяной покров довольно пышный, шелковистый. Для тёмноокрашенных соболей характерна седина меха, у них нередко имеется ярко выраженное жёлтое или оранжевое горловое пятно. Иногда встречаются зверьки с жёлтой или оранжевой окраской отдельных частей тела, чаще всего ног, или особи с отдельными белыми пятнами, но такие чрезвычайно редки.
В зависимости от региона обитания мех соболя имеет определённые различия. Поэтому товароведы по пушно-меховому сырью по качеству меха соболей делят по кряжам. Основная отличительная особенность между кряжами — цветовой фон, цвет подпуши, длина и шелковистость ости. Менее ценными считаются наиболее светлые соболи тобольского кряжа. Наиболее дорогими — темные соболи баргузинского кряжа. Соболи, относящиеся к енисейскому кряжу, имеют в меру тёмную окраску. Следует заметить, что и в каждом кряже различают четыре характерных цвета: самый тёмный, несколько светлее, светлый, самый светлый.
На Енисейском Севере соболь встречается практически во всех пригодных для его обитания угодьях. В некоторых местах он по речным, лесным лощинам или по Енисею заходит в тундру. Однако основные его угодья — смешанная тайга, лиственничники, лиственничные редколесья.
Соболь проворный и сильный хищник, в поисках пищи он быстро и энергично передвигается по земле в самых различных условиях низменной и горной тайги, с одинаковой лёгкостью преодолевая открытые болотистые пространства, лесные завалы, крутые горные склоны и каменистые россыпи.
Основу питания соболя составляют мышевидные грызуны, мелкие птицы, яйца, птенцы, боровая дичь. Поедает павших животных, рыбу. Активно добывает бурундуков в период их брачных игр, во время осенней заготовки ими кедровых орехов. В желудках соболей находят остатки пищух, белок, зайцев, летяг, насекомых и их личинок. С аппетитом зверёк поедает орехи кедра, плоды голубики, брусники, смородины и др. растений.
Гон соболей проходит в июле. Беременность продолжается 9 месяцев. Гнёзда соболи устраивают в дуплах, под корнями деревьев, под кучами хвороста, в пустотах между корнями. Детёныши появляются в мае, обычно их два-пять, реже — шесть-семь. Новорождённые имеют длину тела около 12 см, длину хвоста — 3 см, массу — около 30 г. Они беспомощные, голые, слепые, прозревают на 34—36-е сутки, слуховые отверстия открываются на 24—26-е сутки, зубы прорезаются на 38-е. Питаются молоком матери 1,5 месяца, затем начинают питаться кормами взрослых. Растут быстро: в августе по величине уже почти достигают взрослых. К концу этого месяца соболята приобретают необходимый жизненный опыт, уходят от матери и начинают самостоятельную жизнь. Размножаться начинают со второго года жизни.
Начало смены мехового покрова у тунгусского соболя приходится на конец апреля - начало мая. Признаки осенней линьки отмечаются в начале августа, окончание приходится на середину октября. Первыми заканчивают линьку соболи, придерживающиеся верхних частей хребтов, где устойчивый снежный покров ложится раньше, чем в низинных местах. Не случайно охотники, открывая охотничий сезон, в первую очередь промышляют соболя на водоразделах.
Активен соболь в сумерки и ночью, но охотится и днём. Ведёт преимущественно наземную жизнь. На деревья забирается, главным образом, для обследования гнёзд птиц: нет ли яиц или птенцов, для проверки гайна: не заспалась ли там белка.
Ежегодно можно наблюдать местные миграции соболей. Это связано преимущественно с расселением молодняка после распада семей. Установлено, что при этом зверьки придерживаются чаще склонов приречных хребтов, предпочитая участки с более густой древесной растительностью. Значительно реже случаются массовые миграции соболей, связанные с плохим состоянием кормовой базы: низкая численность мышевидных грызунов, неурожай семян кедра, крайне низкое плодоношение растений из-за неблагоприятных погодных условий.
К числу врагов соболя можно причислить волка, лисицу, песца, медведя, росомаху, рысь, ястреба-тетеревятника, орлана-белохвоста, филина, полярную сову. Из-за относительной малочисленности этих хищников урон, наносимый популяции соболя, очень невелик. Кроме того, ловкость и быстрота, присущие соболю, позволяют ему в случае опасности скрыться в надёжном убежище.
По наблюдениям некоторых учёных, соболь сильнее колонка и активно его вытесняет из своего ареала. Например, в 50-х годах колонок на территории Эвенкии встречался довольно часто и, несмотря на чёрный рынок, в заготовки поступало до 600 шкурок этого зверька. С ростом популяции соболя заготовки колонка сошли на нет.
В местах совместного обитания соболь настойчиво преследует и горностая: схватывает на открытых местах, в редколесьях и других местах. Однако чаще горностаю удаётся скрыться в убежище, в которое более крупный соболь проникнуть не может.
Соболь — ценнейший пушной зверь Крайнего Севера. Добыча его разрешена по лицензиям. Размеры добычи ежегодно по каждому региону должны устанавливаться на основе систематических наблюдений за состоянием поголовья и темпами размножения и прироста соболя.
Работая в Эвенкии, я всегда интересовался работой мастеров соболиного промысла. Богата эвенкийская земля такими охотниками. В 1970-х годах лучшим охотником Эвенкии был М. Н. Курейский, с которым я не раз встречался и беседовал о нелёгком труде охотника- промысловика.
Михаил Николаевич Курейский родился в 1934 году в посёлке Ошарово, расположенном на берегу Подкаменной Тунгуски. Жизнь тайги, искусство охотника он познавал от отца — Николая Макаровича, и уже в 11 лет стал Миша кадровым охотником колхоза «Новая жизнь», реорганизованного позднее в производственно-заготовительный участок Байкитского коопзверопромхоза.
— Когда начал охотиться, — вспоминает Михаил Николаевич, — соболя у нас не было. Знали о нём лишь со слов старших. Добывали белку, колонка, лисицу, горностая, росомаху. Первого соболя я добыл в тринадцать лет. Всё население Ошарово пришло посмотреть на соболюшку, внимательно его рассматривали, гладили. Он переходил из рук в руки, вызывая у всех восхищение. Давно это было, а в памяти остался навсегда этот первый соболь.
С годами соболя становилось всё больше. Соболевал Михаил Николаевич, как и все эвенки, старым испытанным способом. Вставал утром, когда в тайге было еще темно. После завтрака (чукин с колобо, чай с сахаром) облачался в зимнюю форму: суконные брюки, меховые чулки, камусные хэмчура (укороченные бокари с завязками), меховой распашной зипун (парка), камусные рукавицы (кокольды), меховая шапка (авун). На учаге (верховой олень) укреплял седло, к нему привязывал на поводке собаку и запасного учага. И до рассвета выезжал на олене к месту промысла.
Встретив свежий след соболя, отпускал собаку, та находила зверька и начинала его облаивать. Охотнику оставалось только подкрасться к соболю и добыть его. И охотиться бы Михаилу Николаевичу на соболя всю жизнь укоренившимся способом. Но нет, как говорится на Руси, худа без добра. Послали Курейского в Москву на Выставку достижений народного хозяйства как передового охотника, там он узнал, что на соболя можно успешно охотиться с помощью капканов, загорелся желанием испытать их уловистость на своём охотничьем участке. В первую осень приобрёл 30 капканов, но намучился с ними. На установку и проверку уходило много времени. Соболь в капканы не шёл. А ещё нужно было часто менять место стоянки — оленям ведь необходим свежий корм. Приходилось и капканы переставлять на новые места. Трудоёмкое и непривычное это было дело, но он не бросил.
От сезона к сезону капканов у него становилось всё больше. И решил Михаил Николаевич изменить систему охоты. На своём охотничьем участке площадью в 600 кв. км он с помощью брата построил шесть избушек, проложил 13 путиков, на которых соорудил 80 кулёмок, 20 амбарчиков, стал ежегодно выставлять более 800 капканов. Промысел стал проводить без оленей, но от собак не отказался. Сейчас он добывает в среднем за год около 200 соболей и 250 белок.
Михаил Николаевич рассказывает:
— До начала охоты в избушки завожу продукты, заготавливаю дрова, делаю мелкий ремонт. Выкладываю в амбарчики приваду — пусть соболь кушает, гуляет. По его следу и другие прибегут. Обрабатываю капканы в хвойной воде и смазываю их растительным маслом. Устанавливаю капканы всегда около дерева с подветренной стороны, чтобы их не заносило быстро снегом. Обычно к старому кедру или ели наклонно прислоняю толстый кусок дерева или гнилого пня длиной около метра. На эту подпорку устанавливаю капкан. Чтобы другие зверьки не попортили шкурку соболя, делаю из жерди «журавль». Тонкий конец жерди укрепляю сторожком с рядом стоящим деревом, а с капканом соединяю проволокой. Попавший в капкан соболь сдёргивает капкан, срабатывает сторожок, и зверёк повисает в воздухе.
В качестве приманок использую боровую дичь, тушки белок, кедровок, квашеную рыбу, ягоды, кедровые шишки. Приманку делаю комбинированную, закрепляю ее на крепкой нитке или проволоке в 25—30 сантиметрах над капканом или за ним. От такой приманки соболь редко отказывается.
Рабочий день начинаю рано — в пять часов: готовлю завтрак, кормлю собак, в понягу складываю приманки, петли для подвязки капканов, лопаточку, топорик, котелок, небольшой запас продуктов, термос с чаем, беру нож, тозовку. В восемь утра выхожу из избушки, отпускаю с привязи собак, обхожу путик на лыжах. За день осматриваю 40—80 капканов и 10—15 кулёмок. На одном путике добываю 3-х и более соболей. В семь вечера добираюсь до избушки. За день по путику прохожу 15 км. Но ведь и собаки ещё находят кое-что. Приходится к ним бегать, километры не считаю, их много. Вечером готовлю ужин, кормлю собак, снимаю с соболей шкурки. Заканчиваю дела поздно.
Внимательно смотрю на Михаила Николаевича, и не верится, что этот скромный, невысокого роста и не атлетического сложения человек уже тридцать лет трудится как кадровый промысловик, что это лучший охотник Эвенкии. И о своей работе он говорит просто, спокойно. А ведь каждый день этот тяжёлый труд на 40—50-градусном морозе. За весь охотничий сезон у него не бывает выходных. Один день — один путик, второй день — второй путик. Меняются путики, меняются избушки. И через тринадцать дней всё это повторяется. Капканы ставит голыми руками: надо быстро поставить и надёжно. Всё рассчитано до минуты, даже секунды.
За долгие годы промысла Михаил Николаевич прекрасно изучил свой участок, знает каждый ручей, кустик, каждый камень. Знает и сколько соболей есть, и где они выращивают молодняк, и сколько можно добыть, и сколько нужно оставить для воспроизводства. Помнит Михаил Николаевич время, когда не было здесь соболей, поэтому и заботится об их сохранности. Кончится охотничий сезон. Соберёт он капканы. Соболюшкам мяса и другой привады оставит. Живите, плодитесь, растите, милые зверята.
Позднее, находясь в Туре, я встретил Михаила Николаевича. После обмена жизненными событиями, я попросил его:
— Михаил Николаевич, поделись опытом охоты на соболя с помощью собаки.
— Секретов нет. Я, в основном, использую общепринятые таёжниками приёмы.
Соболь хорошо знает свой индивидуальный участок и места убежищ — постоянных и временных, которые использует для отдыха, ночлега и укрытия при необходимости. Неожиданно застигнутый собакой, зверёк не успевает добраться до своего убежища и вынужден искать спасения на дереве. Собака начинает его облаивать. По голосу собаки осторожно подхожу к этому месту. Заметив, что собака находится около дерева и лает глядя на него вверх, к дереву надо подходить осторожно, чтобы не спровоцировать побег соболя. Подойдя на выбранную позицию, нужно обнаружить зверька и стрелять его в голову в тот момент, когда есть уверенность, что он не застрянет среди веток и не останется висеть на дереве. В противном случае достать его будет сложно, возможно, придётся рубить дерево.
Порой среди густых веток трудно обнаружить зверька. Тогда его надо спугнуть, чтобы он сменил место. Делаю стёс коры и в этом месте несколько раз ударяю по дереву топором. Иногда приходится сделать несколько выстрелов в крону. Этими простыми приёмами удаётся стронуть зверька с места и уже тогда добыть.
Нередко соболь, преследуемый собакой, успевает юркнуть в пустоты колодины. В этом случае я затыкаю все отверстия и подозрительные места в колодине, отаптываю снег вокруг неё. В этом деле хорошо помогает собака: бегает вокруг колодины и указывает, в каком месте наиболее сильный запах соболя. Затем в середине колодины делаю узкий продольный проруб, что позволяет установить, в каком конце колодины находится зверёк. Затем расширяю щель и затыкаю пустоту в сторону зверька. Сужая ему передвижение, я добываю соболя. А есть и другой способ: в стороне от отверстия колодины на шнуре ставлю капкан, отверстие закрываю, колодину простукиваю. Спугнутый соболь попадает в капкан или пытается выйти через отверстие, где я его добываю.
Частенько соболь прячется в дупле дерева. Его присутствие устанавливается по поведению собаки, урчанию зверька или по другим признакам. Дерево с дуплом, идущим от корней, простукиваю топором. На уровне груди в стволе делаю отверстие, чтобы в него свободно проходил кулак, поджигаю кусок старого ватника и бросаю в отверстие. Соболь не заставляет себя ждать, быстро выскакивает через отверстие и становится моей добычей.
Много мороки бывает с соболем, если он схоронится под корнями дерева. Надо из молодой лиственницы сделать кол диаметром около 5 см и длиной около 2,5 метров, прощупать между корнями пустоты или расширить отверстие. Соболь переходит из одного места в другое. На переходе я устанавливаю капкан, который срабатывает при появлении зверька. Если соболь скрывается в одном каком-нибудь дуплистом корне, у входа в корень настораживаю капкан, отверстие закрываю и корень начинаю разрубать.
Михаил Николаевич заботится о смене: ежегодно обучает молодых охотников самоловному искусству добычи пушных зверей. Накануне открытия очередного охотничьего сезона он рассказывал:
— При проведении разведки встретил я в тайге молодых охотников из Ошарово Анатолия Капчулёнка и своего сына Василия, которые пришли на мой участок, чтобы на месте подробно ознакомиться с приёмами применения самоловных орудий лова. На своих путиках я показал молодым охотникам, где и как надо устанавливать капканы, кулёмки и амбарчики. Особенно много говорил ребятам о применении приманки. Главной приманкой в этом году, как и в прошлые, будет боровая дичь (рябчик, глухарь, косач). С успехом можно использовать кедровок, кукш, тушки белки.
Побывал на моём участке и другой ошаровский промысловик, мой сосед по участку Иван Алексеевич Топочёнок. В вершине Черемо он построил себе новую избушку и провёл разведку урожая. Приёмы капканного промысла пушного зверя он перенял у меня и вот уже несколько лет с успехом их применяет. В этом году молодые охотники Радион Холгурёнок и Анатолий Капчулёнок будут моими учениками. Я постараюсь научить их своим «секретам».
Проходили учёбу у Михаила Николаевича Николай Осипов, Валерий Денесёнок, Анатолий Топочёнок и другие. «Кому, как не нам, — говорил неоднократно в своих выступлениях Курейский, — передавать свои знания, умения тем, кто завтра пойдёт по таёжным тропам. И что может быть выше сознания того, что твоё дело нашло продолжение в другом человеке».
М. Н. Курейский неоднократно удостаивался почётных званий — «Лучший охотник Эвенкии», «Гвардеец пушного промысла». Ему первому был вручён приз имени Героя Социалистического Труда Георгия Степановича Бояки. Он награждён орденом Трудового Красного Знамени, тремя медалями ВДНХ. Эти награды заслуженно даны знаменитому следопыту Эвенкии. Тайга — его родина, тайга — его родной дом, тайга — его жизнь.
Молодым охотникам он всегда даёт наказ, который они должны пронести через всю жизнь: «Следопыт должен бережно относиться к природе. Ведь наша профессия не только преследует цель промысла. Каждый охотник должен смотреть с перспективой в будущее и поэтому заботиться о сохранении животного мира тайги».





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 members, 1 guests, 0 anonymous users

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Copyright © 2016 Hunting Club