Перейти к содержимому

IPBoard Styles©Fisana

Воспоминания и записки старого охотника.


В этой теме нет ответов

#1 ev011

    Следопыт

  • Заблокированные
  • PipPipPipPip
  • 7 139 сообщений
  • Name:Евгений
  • LocationМосква.
  • Profession:Охотник

Отправлено 29 Март 2013 - 03:39

Кудрявцев Н.П.

Летние охоты в окрестностях Москвы (1870—1910 гг.)

Начало летних охот. — Петров день. — Места за Преображенской заставой. — Речка Сосенка. — Черкизовский пруд. — Верховья речки Сосенки и притоки её. — Запруда у б. завода Ферстер. — Болота и болотины Колошинские. — Болота и болотины по северо-восточной части Лосиного острова. Места по Стромынке (за Преображенской заставой): Мазуринские болота, река Пахра, болота по ней. — Места за Крестовской заставой: Алексеевское болото, Ростокинское болото, река Яуза у Медведкова, болото у М. Мытищ, болота вокруг Б. Мытищ. — Болота за Дорогомиловской заставой. Сукино болото. — Болота у первых станций Казанской и Нижегородской ж. д.

По существующему и поныне охотничьему закону начинать летнюю охоту на болотную дичь разрешается с 29-го июня — праздника св. апостолов Петра и Павла, а по-охотничьи — с Петрова дня. Для подмосковных мест начинать охоту с этого времени большею частью бывает рано: дичь ещё мала и плохо летает. Настоящим охотникам стрелять такую дичь не доставляет удовольствия, и они не начинают охоты, если не уверены в том, что дичь в поре, т. е. уже значительно велика и хорошо летает.
Но ждут не дождутся этого вожделенного дня начинающие и молодые страстные охотники: они горят от нетерпения. Уже за несколько дней у них все готово к Петрову дню: составлена компания, намечено место начала охоты, ружья вычищены, патроны набиты, всё снаряжение собрано. Их молодые и тоже горячие собаки давно заметили их сборы на охоту, не спускают глаз с своих хозяев, следят за каждым их движением и взвизгивают от нетерпения.
Более опытные из охотников не только смазали один раз свои сапоги, но и ставили их на пробу в воду на целые сутки и, если они промокли, смазывали их восковою мазью. Не забыта и провизия для охоты. Строго обдумано и количество, и качество её. В первом отношении провизии должно взять достаточно, чтобы удовлетворить аппетит, возбуждённый охотой, во-вторых, провизия должна быть питательна, не занимать много места, не возбуждать большой жажды, какую возбуждает, например, копчёная колбаса. Всего лучше брать пирога с говядиной да бульону в плитках (Маги). Пирогом можно закусить на привале, а когда поблизости к месту охоту случится зайти в чайную, то, опустив кусок Маги в стакан кипятка и размешав его, вы получите стакан хорошего бульона, который вместе с яичницей и хлебом, полученными в той же чайной, составит для вас питательный обед.
Многие служащие охотники накануне Петрова дня идут на службу с ружьями и саквояжами, чтоб прямо со службы, не заходя домой, ехать на вокзал железной дороги, долженствующей их доставить на место охоты. Не редкость накануне Петрова дня увидать в швейцарских правлениях, конторах ружья и дорожные вещи служащих, едущих на охоту. Случаются годы, когда и настоящие охотники московские едут в Петров день на охоту. Это бывает в годы ранней, тёплой весны и такового же лета. Таковы, например, были годы: 1882, 1891, 1901, 1905. Охотники обыкновенно встречают Петров день и начинают летние охоты с мест, ближайших к их летнему местопребыванию. Такими местами для меня, жителя села Богородского, были охотничьи угодья за Преображенской заставой и по Стромынскому шоссе. Накануне Петрова дня и у меня было всё готово для охоты. После раннего обеда я ложился соснуть, потому что уходил в ночь на Петров день.
Обыкновенно после всенощной я засаживался на террасе дачи, обращённой к лесу, за чай и за чаем засиживался до полуночи. Вспоминались охоты юности во Владимирской и Рязанской губерниях, охоты с богатой добычей. Припоминался рассказ «Петров день» старого охотника — Основского, подарившего охотничьей литературе тип настоящего охотника московского из простолюдинов — «Федулыча». Трезор лежал возле меня, не спускал с меня глаз и нетерпеливо помахивал хвостом... Вот часы пробили полночь. Я крещусь, поздравляю себя с дорогим для меня праздником и поднимаюсь с места. Трезор, обогнав меня, дожидается уже у двери. Запираю за собой дверь (все уже спят) и тихо выхожу со двора.
Ночь чудная, какие часто бывают в это время года. На улице предпраздничная тишина... Задумавшись и весь ушедши в себя, иду через Черкизовское кладбище. Вдруг слышу из кустов сиплое приветствие: «Здравствуйте, Николай Петрович!», которое, оторвав меня от моих дум, нисколько не пугает. Это голос одного из местных босяков, которые всех жителей постоянных знают и не трогают по своей волчьей повадке.
Характерен рассказ про босяков старого охотника Дмитрия Фёдоровича Ермакова, слышанный мною от него на именинах тётки Марии Александровны Ш. Привожу его дословно.
«Едем мы с кучером на рассвете 2-го апреля с именин Маши (тётки), подъезжаем к дому (за Трёхгорной заставой), слышим шум у конюшни. Подъезжаем к ней и видим кучку оборванцев, нещадно тузивших своего товарища. При нашем появлении побои прекращаются и картузы снимаются. Босяки меня приветствуют: «Здравствуйте, хозяин (хорош титул — босяцкий хозяин)!» Спрашиваю: за что бьёте товарища? Отвечают, что не бьют, а учат, за то, что тот украл и пропил новую хозяй­скую, его, Ермакова, рогожу; что они, босяки, очень ему благодарны за приют, какой они имеют у него, ночуя в навозе и укрываясь его рогожами!..»
Пройдя Черкизово, я подошёл к речке Сосенке, вытекающей из Хапиловского пруда. Стало брезжить, недалёк уж и рассвет. Присел отдохнуть и успокоиться от ходьбы. Скоро потянул предрассветный ветерок, и стало всё светлее и светлее. Трезор глядит в глаза, и вся фигура его выражает нетерпение. Тихо поднимаюсь и не спеша, чтобы не горячить собаку, начинаю обходить болота по берегам речки, подвигаясь к Черкизовскому пруду.
Моё спокойствие передаётся и собаке: она менее горячится и начинает толково работать. Молодые, ещё не стрелянные бекасы подпускают в меру, и слышатся мои одиночные выстрелы, более толковые, чем горячечные дуплеты, иногда мною выпускаемые. Обошёл оба берега речки и взял пару бекасов. Пошёл вдоль верховья Черкизовского пруда. По правую сторону пруда знакомый охотник поднял выводок уток раннего вывода, хорошо уже летавших. Утки переместились ко мне, и я взял пару да пару бекасов тоже раннего вывода. Уложив дичь в ягдташ, так же неторопливо направился болотом речки, питающей Черкизов­ский пруд. Здесь ещё взял бекаса.
Между тем яркие лучи солнца начали припекать меня основательно, чувствовалась усталость от бессонной ночи и я, довольный таким началом охоты, повернул к даче. На дальних болотах по берегам притоков Сосенки вдоль Колошинских мелочей и у запруды б. завода Ферстер московские охотники палили по бекасам и уткам.
Охотятся и за прочими заставами московскими, и возле подмосковных дачных местностей, лежащих при ближайших железнодорожных станциях.
В трёх верстах за Крестовской заставой по Ярославскому шоссе, влево от него, в котловине против Алексеевского леса лежит Алексеевское болото, очень длинное. Тут в начале летней охоты водятся бекасы, а во второй половине июля бывают дупеля, осенью же высыпают гаршнепы.
На шестой версте того же шоссе, вправо от деревни Ростокино, против Лосиного острова, вблизи Ярославской железной дороги находится Ростокинское болото. Бекасов и дупелей здесь бывает много, по осени бывают и гаршнепы.
За Ростокиным влево по течению реки Яузы, у Медведкова водятся утки.
Вправо от Перловской платформы Московско-Ярославской железной дороги и Ярославского шоссе, у деревни Малые Мытищи против Лосиного острова, расположено обширное Мытищинское болото, обильное бекасами и дупелями.
У следующей большой станции Ярославской железной дороги и вправо от Ярославского шоссе, на 17-й версте вдоль Лосиного острова лежит длинное Мытищинское же болото по берегам речки. Здесь бывает много летом бекасов и дупелей, а на речку вылетают с выводками из лесных болот и речек кряквы. Бывает лёт по зорям. За церковью Большие Мытищи по болотной луговине водятся выводки чибисов (пигалиц, луговок). Влево от этого села также есть болота.
За Дорогомиловской заставой, невдалеке, против загородного дома Московского Николаевского института, расположено хорошее обширное болото. Хорошие же болота находятся при селениях, расположенных близ Можайскаго шоссе, — Фили и Мазилова. Здесь стреляют бекасов, дупелей и коростелей. По речке Сетунь (приток Москвы-реки) бывают утки.
Невдалеке, за Угрешской станцией Московской Окружной железной дороги, лежит большое Сукино болото. Здесь, кроме бекасов и дупелей, бывают и кроншнепы.
Вблизи полустанка Косино Московско-Казанской железной дороги находится Косинское и Выхинское болота, обильные дичью. За следую­щей станцией по той же дороге — Люберцами расположено богатое бекасами и дупелями Люберецкое болото.
Влево от Обираловки, станции Нижегородской железной дороги, лежит с. Пахра на реке того же имени, с хорошими болотами. На Пахре бывают большие перелёты уток, а в болотах по реке и в лежащих в недалёком расстоянии Мазуринских — много бекасов, уток и дупелей. Мазуринских я знаю три болота, прозванные по очертанию: Большое круглое, Малое круглое и Продолговатое. Они окружены мхом и торфяниками. Невдалеке от них проходит Стромынское шоссе.
Вот на всех этих болотах вокруг Москвы в Петров день идёт жаркая стрельба. Не столько бывает перебито дичи, сколько распугано.

Июль. Охота по болотной дичи в половине месяца. Появление дупелей. — 15-е июля — начало лесной охоты и лучшие её места. — Тяга уток. — Места тяги. — Случай на ночлеге. — Чибисы. — Коростели. — Перепела. — Скворцы. — Лесная дичь.

А летнее июльское утро?
Кто, кроме охотников, испытал,
Как отрадно бродить на заре по кустам.

В первых числах июля, всего лучше в будний день в конце недели, когда успокоится и обсидится дичь, встревоженная и разогнанная в Петров день, можно опять начать охоту по болотной дичи в окрестностях Москвы.
Отрадно и легко идти охотнику в прекрасное июльское утро на заре по прибрежным кустам рек, речек, ручьёв с болотами и болотинами, а собаке его легко по росистой траве отыскивать и разбирать следы набродившей с рассвета на кормежке дичи.
А заря всё горит, разгорается.
Не менее поэтична обстановка и вечернего охотничьего поля в июльский тёплый день. Если в такой вечер солнце зашло при безоблачном небе, а заря светло-розового цвета, то и на завтра можно ожидать такой же прекрасной погоды.
Но дичь уже не так смирна, как была в Петров день, она подпускает к себе на дальний выстрел только осторожного охотника с хорошо выдержанной собакой, которая идёт тихо и осторожно. Если же охотник идёт с неопытной, горячей собакой, сам не соблюдает осторожности, а собака его галопом несётся прямиком по болоту, то дичь, заслышав шлёпанье охотника и его собаки в начале болота, не только не подпускает на выстрел, но иногда вся и со всего болота снимается и улетает.
Зато как отрадно бывает опытному охотнику подойти на выстрел к такой осторожной дичи, полюбоваться на осмысленный поиск своей собаки! Как отрадно спустить дальним, выдержанным выстрелом уже «настёганную», по охотничьему выражению, дичь, которая с каждым днём растёт и совершенствуется в быстроте своего полёта!
Подойдя к болоту или пруду и подозревая на нём присутствие уток, лучше начинать охоту с них. Если же охотник начнёт стрелять на окраине болота по бекасам и другой дичи, то утки слетят без выстрела.
Утки в это время находятся в центре болота или в хвосте пруда в осоке около воды, чтобы утятам было где поплавать. Для этого утки вылетают из лесных выводных болотных топей на более открытые болота полевые, на реки, ручьи и речки. Так, напр., из торфяных болот Лосиного острова утки вылетают на вытекающие из него речки и болота (речка Сосенка и другие, безымённые, Черкизовский пруд), на большие болота при деревне Малые Мытищи и при селе Большие Мытищи.
Утка, если её утята плохо летают, сама первая подвёртывается под выстрел промышленника и старается отвести собаку от выводка; селезень же остаётся при выводке и, когда собака выгонит выводок на чистую воду, бывает посреди выводка и становится первою жертвою жестокосердого промышленника, не могущего оценить по достоинству такого самопожертвования птицы.
Постреляв уток в центре болота, можно переходить на окраины и тщательно обыскивать с собакою всякое местечко, всякий кустик и кочку, а собака должна тихо, зигзагами идти и отыскивать бекасов, а по более топким местам — курочек, по прибрежным кустам и луговинам болотным — коростелей и перепелов, по берегам рек и речек — куликов.
Опытный охотник бьёт дичь там, где несведущий охотник проходит без выстрела.
Не успеет московский охотник обойти все болота, как наступает пятнадцатое июля — день разрешения законом охоты на лесную дичь.
В годы ранней и тёплой весны и такового же начала лета лесная дичь бывает в поре: тетерева молодые, рябчики, лесные голуби и даже вальдшнепы хорошо летают.
По утренним и вечерним зорям, когда происходит охота, тетерева держатся на кормах по ягодникам, лесным полянам, в мелочах среди крупного леса, по порубям, сечам и в лесных колках, вдающихся в хлебные поля и полосы гречи. Черныши бывают в чаще у полян и дорог и дорожек. Собака быстро бежит по следу за бегущим перед ней косачом, охотник должен поскорее зайти вперёд собаки, и тетерев, очутившись между охотником и собакой, свечой поднимается и становится лёгкою добычею охотника. В полдень тетеревята до вечера скрываются с маткою в чаще, около кормов и полян.
Если вы, возвращаясь в полдень с охоты, будете продираться с собакою сквозь такую чащу, то можете наткнуться на выводок, затаившийся в крепи. Если тетеревята малы, матка с шумом и квохтаньем первая поднимается в виду собаки и, летя низко и временами присаживаясь, старается отвести собаку и охотника подальше от выводка. Настоящий охотник, подняв выводок с малыми тетеревятами, оставляет их в покое до совершенного возраста. Не так поступает промышленник: он бьёт матку и манит, подражая свистку матки, тетеревят и, подманив их, бегущих на зов матки, перестреливает весь выводок.
Рябчики во второй половине июля также с молодыми выбираются из крепей в мелколесье и на опушки больших лесов, к дорогам и ягодникам, и на рябчиков также начинают охоту с собакою.
Вальдшнепы с выводками молодых вылетают из чащи больших лесов в мелоча и на опушки, в ольшняк по берегам речек, ручьёв и болот, и на них начинается промышленная охота с собакой.
Лесные голуби, вяхири или витютни, с ранними выводками утром и вечером вылетают на кормежки в хлебные поля, где на них и охотятся с подхода или, что добычливее, с подъезда. Лесной голубь крепок на рану: его стреляют 4-м номером дроби и для стрельбы лучше употреблять ружье с резким боем. Такое ружьё должно на 50 шагов пробить, но не разбить бутылку.
Мне много приходилось стрелять лесных голубей по всей окружности Лосиного острова и на хлебных полях вокруг Малых и Больших Мытищ. Раз, возвращаясь вечером с охоты, около Лосиного острова я заметил тянущих к нему на ночлег диких голубей, спрятался за куст и удачно сделал по голубям до десятка выстрелов.
Вся вышеописанная лесная дичь водится в Черкизовском лесу, в Колошинских мелочах, идущих на довольно большое пространство вдоль Колошинского леса, в котором также она водится. Колошинский лес довольно большой и тянется по левую сторону деревни Колошино (три версты за Преображенской заставой).
Много лесной дичи около деревни Абрамцевой, в Оболдинском церковном лесу, тянувшемуся по северо-востоку Лосиного острова, из крепей которого и вылетает дичь лесная.
Тетерева и вальдшнепы держатся и по западной окружности Лосиного острова: в Ростокинском лесу и мелочах, по Раевской дороге за Крестовской заставой; также в Марфинских мелочах (дер. Марфино).
За Калужской заставой лесная дичь водится в лесах около села Зюзина, при деревнях Говоровой и Раменках, при селе Тропарёве и в лесу князя Туркестанова.
По Николаевской железной дороге, у станции Химки, лесная дичь держится в мелочах против удельного леса.
С 15-го июля лесные охоты чередуются с болотными. Идя, например, в Черкизовский лес, можно дорогой поохотиться на бекасов, коростелей, курочек и уток по Сосенке и на Черкизовском пруду, в окружности которого в кочках появляются первые местовые дупеля. Пробираясь за тетеревами к Колошинским мелочам, не мешает тщательно осмотреть слева лежащие болота и болотины по верховьям Сосенки и других речек и ручьёв, вытекающих из Лосиного острова. Там вы также найдёте, кроме бекасов, курочек, коростелей и перепелов, местовых дупелей по кочкам и кустам.
В дождливое лето дупеля и бекасы держатся по краям болота и даже залетают в лежащие по берегам болот хлебные поля; в засушливое лето, наоборот, их нужно искать на болотах, ближе к воде и по берегам рек и речек.
Поохотясь на тетеревов в Ростокинских мелочах, охотник заходит в Ростокинское болото; там, кроме другой болотной дичи, он найдёт местовых дупелей. Постреляв тетеревей вдоль Раевской дороги, охотники заходят в большое, обильное бекасами и даже дупелями болото по правую сторону Ярославского шоссе и против деревни М. Мытищи. Пройдя ещё вёрст пять по Ярославскому шоссе, вправо от него, охотники видят большое, тянущееся вдоль Лосиного острова болото против села Б. Мытищ. Это болото местами поросло кустами и кочковато, обильно всякою болотною дичью и сопровождает Яузу до села Тайницкого.
Болота же тянутся по притоку Яузы до деревни Русопова, вокруг северо-восточной окружности Лосиного острова до Стромынского шоссе и идут под разными названиями почти до деревни Балашихи: «Старое село», «Круглое», «Чистое», «Островское» и «Жуковы канавы»; все они богаты разною дичью. По течению Яузы водятся утки при сёлах Медведкове и Свиблове. Утки вылетают с выводками поплавать по Яузе и её притокам — Сосенке и прочим. По вечерним зорям они тянут с полей на ночлег сюда, на Черкизовский пруд, на реку Пахру при деревне Балашихе (по Стромынскому шоссе).
На Москве-реке хорошие тяги бывают вблизи села Царицына и на больших проточных Царицынских прудах (Шипиловское, Борисово, Ореховое, Хохлово), соединённых с Москвой-рекой притоком её.
Охотясь по большим болотам вокруг села Б. Мытищи, мне не раз приходилось заночёвывать в селе. Ночевал я один и в компании соохотников по сенным сараям; в домах же крестьян, пускающих на ночлег богомольцев, по обилию клопов, ночлег невозможен для непривычного к ним человека. На одном из подобных ночлегов в сенном сарае с нами — братом и третьим нашим компаньоном, покойным членом Москов­ской Городской Управы Дмитрием Алексеевичем Лебедевым — случилось курьёзное происшествие, объясняющее отчасти происхождение некоторых народных поверий.
Ночевали мы по обыкновению в сенном сарае. Предусмотрительный хозяин, опасаясь могущего быть пожара, отобрал у брата и Д. А. портсигары и спички. На рассвете мы с братом были разбужены неистовым криком Д. А.:
— Братцы, чёрт!..
Взглянули по направлению ворот сарая, с вечера нами заложенных цепью, взглянули и опешили... Перед нами стояла чёрная фигура большого роста — точная копия чёрта, каким его малюют на лубочных картинах: такие же рога на голове, копыта на двух ногах. Наше оцепенение нарушилось звонким ржанием этого существа — лошади, пришедшей в сарай за сеном и видимой нами только передом. Ночуй в эту ночь простолюдин и не заржи лошадь, — он с божбой и клятвами уверял бы, что видел чёрта, подробно описал бы его вид и никто в свете не разубедил бы его в противном.
На обширной луговой болотине за церковью села Б. Мытищи бывают выводки чибисов, водятся перепела и коростели. После покоса коростели и перепела переселяются в овсы и в рожь. Сюда же перекочевывают с прибрежных кустов и скворцы. По сжатии хлеба вся эта дичь перебирается в некоси и межи у хлебов, где и отыскивают коростелей и перепелов с собакой; скворцов же стреляют на снопах и у стад. Отъевшись на хлебах, коростели, перепела и скворцы бывают очень вкусны.
Высыпки болотной дичи с каждым днём в конце июля бывают более многочисленны; становится болотная дичь сытее и тяжелее на подъём и интереснее для охотника. Бекасы местовые выбираются в более чистые болота. Лесная дичь также матереет. Тетерева уже не служат лёгкой добычей охотника: весь выводок поднимается из-под собаки вдруг, далеко не подпустив её, и улетает далеко, где и деревится (рассаживается по деревьям). Иногда весь выводок усаживается на одну ель — вполдерева, ближе к стволу, и там затаиваются так, что трудно бывает разглядеть хоть одного.
В конце месяца тетеревиные выводки разбиваются. Охота с собакою по выводкам рябчиков в это время также становится труднее: выводки начинают разбиваться. Держатся у ягодников. Дрозды ранним утром и вечером держатся по болотинам в кустах вокруг лесных полян, в кустах по берегам рек и речек, в больших густых садах, оглашая раннее июльское утро своим жизнерадостным чоканьем. Проходя на охоту через лес рано утром по лесной дороге или просеке, часто их можно видеть скачущими по дороге.

Август. Начало высыпок пролётной болотной дичи. — Валовой пролёт дупелей. — Появление гаршнепов; места, ими занимаемые. — Лесная дичь. — Охота на уток. — Коростели. Перепела. — Появление вальдшнепов; места, ими занимаемые. — Приметы осени.

В начале августа на вышеописанных болотах появляются высыпки пролётных куликов, турухтанов, кроншнепов (на луговых окраинах Сукина болота), бекасов и дупелей. Дупеля держатся в мелочах, некосях, по сечам в мелких кустах с белоусом. В жаркую погоду сдаются в кусты по берегам болот, рек и речек. Бекасиные высыпки находят в чистых болотах. Хороши бывают высыпки болотной дичи у деревни Мазилова, Филей, на Сукином болоте, в Косинских, Выхинских и Люберецких болотах.
Во второй половине месяца бывает валовой пролёт дупелей, и появляются первые гаршнепы. Гаршнепы появляются на топких, грязных, ржавых, поросших камышом болотах и по таким же берегам рек и речек, подпускают к себе охотника и собаку близко; полёт их для стрельбы легче бекаса, но труднее дупеля. На рану гаршнеп слаб: его стреляют 10-м номером дроби. Я много стрелял их на Алексеевском болоте (за Крестовской заставой) и на речке Сосенке (за Преображенской заставой).
В конце августа тетерева совершенно матереют, выводки разбиваются и сдаются в чащи близ ягодников, болотин и хлебных полей, где утром и вечером бывают на кормах. Охота с собакой на тетеревей прекращается: они её к себе близко не подпускают и тотчас же деревятся — рассаживаются по вершинам елей и осинника, и подойти к ним охотнику на выстрел нелегко, но в этой-то трудности добыть в это время тетерева и заключается вся прелесть и завлекательность тетеревиной охоты.
Рябчики в это время также окончательно матереют; выводки разбиваются на пары, которые держатся у брусничников, в чаще у дорог. На них в это время охотятся с собакой. Если она поднимет одного, то нужно вблизи искать его дружку. Рябчик также откликается и идёт на пищик. Их стреляют 7-м номером дроби.
Лесных голубей утром и вечером стреляют на кормёжке в горохах из шалашей и с подхода.
Дрозды к концу августа бывают очень жирны и вкусны. Чёрных дроздов я стрелял в Алексеевском (Красном) лесу за Крестовской заставой, около села Останкина. Около этого же времени утки начинают стадиться и по утренним и вечерним зорям вылетают кормиться на хлебные поля и горохи, окружающие болота и реки; с кормёжки опять летят на них.
Иногда утки большой стаей садятся посреди реки или большого пруда, куда не достанет и дальнобойное ружьё. Тогда я пробовал в них стрелять для того только, чтобы они снялись. Снявшись с воды, стая часто разбивается на стайки и, покружившись над водою, опять рассаживается в разные места, иногда опускаясь на выстрел от затаившегося в осоке или прибрежном тальнике охотника, и бывают его добычей. Стоять на утиных перелётах (стойке) лучше всего на пути их лёта с хлебов на воду, а подходить к реке, пруду или болоту — с крутого берега. Утки, плавающие у берега и не заметившие вовремя приближения охотника, снимаются недалеко от охотника, колом летят вверх и становятся лёгкой добычей и для малоопытного стрелка. Чудно хорошо бывает стоять в тихий тёплый вечер на тяге уток! Тишина царит всюду несказанная: сольёшься с природой — и всё в тебе успокоится...
В конце августа на перепелов охотятся с собакой по сжатым полям, а на коростелей — по межам и некосям у хлебов. В это время перепела и коростели от обильной и питательной пищи очень жирны и вкусны. Их стреляют 8-м номером дроби, отпуская подальше, чтобы вблизи не расшибить. Скворцы в это время собираются в большие стаи и становятся очень сыты и вкусны; близко к себе подпускают у стад и в кустах около рек и ручьёв. Сидят так густо, что одним зарядом мелкой дроби можно застрелить больше десятка.
В двадцатых числах августа в хорошее тёплое лето начинают вылетать из крепей и появляться на лесных опушках и в мелочах, по оврагам и в дубках по полянам у крупного леса и лесных дорог первые местовые вальдшнепы. В 1892-м году они появились 21-го августа, в 1894-м — 24-го августа. Их появления ждут нетерпеливо многие охотники и, как только покажутся вальдшнепы, бросают охоту по прочей дичи. И не удивительно, что все дельные охотники увлекаются охотой по вальдшнепам — этой превосходной дичью, ещё более драгоценной для них по трудности её добывания.
Стрелять вальдшнепов в первое время их появления труднее, чем бекасов. Только искусный стрелок может воспользоваться лишь одним моментом для выстрела, когда вальдшнеп, поднявшись, мелькнёт на секунду и тотчас скроется в частой опушке леса или частого кустарника в овраге или по берегу речки. Только собака с тихим осторожным поиском, с хорошим дальним чутьём может подвести охотника на выстрел, а дальней потяжкой даст охотнику возможность приготовиться к выстрелу, стать на место, с которого удобно стрелять. С горячей собакой и с хорошим чутьём охотник и не увидит вальдшнепа; он только будет слышать вдали шум его полёта из-под бешеного поиска такой собаки. Вальд­шнеп не крепок на рану: его можно стрелять даже 9-м номером дроби.
В конце августа при благоприятной погоде бывают хорошие высыпки местных вальдшнепов в Колошинских мелочах, около села Щетникова (девять вёрст за Преображенской заставой); при д. Гиреево и в Ивановских мелочах по Нижегородскому шоссе (за Рогожской заставой); в Ростокинских мелочах и вдоль Раевской дороги, и у Мытищ; за Бутырской заставой: у села Останкина, в Кузнецком лесу, в Марфин­ских и Лихоборских мелочах; у Мазилова (за Дорогомиловской заставой); за Калужской заставой высыпки бывают при деревнях: Говоровой, Раменках и селе Тропарёве; при станции Нижегородской железной дороги — Обираловки, направо от Москвы, в мелочах за дачами и около станции Салтыковки.
Приметы осени начинаются в конце августа. Листья начинают падать, леса редеть и менять свой убор, одеваясь в золото и багряницу; отава буреет. Московский охотник ждёт валового осеннего пролёта дичи в окрестностях Москвы, каковой я и постараюсь описать в следующей статье.
<h4> Осенние и зимние охоты в окрестностях Москвы (Центр Московского уезда)
</h4>
Сентябрь. Семёнов день — начало осенней охоты на зверя. — «Бабье лето». Высыпки пролётной дичи и места высыпок. Охота на уток, рябчиков и тетеревей. Праздник Рождества Пресв. Богородицы — начало осеннего пролёта вальдшнепов. Праздник Воздвижения — валовой пролёт дупелей. Начало отлёта дичи. Отлёт журавлей. День св. Иоанна Богослова — последние высыпки пролётных вальдшнепов. Конец месяца.

С первого сентября, со дня св. Симеона Столпника, по-охотничьи, с Семёнова дня, ярые любители гона издревле начинали охоту по зверю, хотя он к этому времени далеко не в поре: не взматерел совершенно и не выцвел (вылинял). Леса ещё густы, и охотнику, и собакам зверя не видно, и гон поэтому не так яр и не так веселит охотничье сердце, как в более позднее время чернотропа. Посему большинство московских охотников продолжает охоту по перу с легавой.
Последняя летняя неделя с первого по восьмое число сентября в народе называется «бабье лето». Коротко оно, но часто бывает прекрасно. Погода чудная: тёплая, тихая, ясная. Листопад только ещё начинается; леса ещё густы, зелены и теперь ещё прекраснее кажутся: на них появились новые краски. Слегка позолотилась берёза, оделась в пурпур осина, блещет багрянцем лапчатый клён.
Тепло, но не жарко; жара не одолевает ни охотника, ни его собаку, а летняя одежда не отягощает его и не стесняет движений, как осенняя или зимняя. Часов в восемь утра и летний короткий пиджак прячешь в ягдташ — можно ходить в одной блузе или рубашке. Ходишь весь день, а усталости не чувствуешь, подувает, освежает и бодрит тёплый ветерок, гонящий по воздуху тенетник (паутину). Настроение жизнерадостное, леса, каковых в окрестностях Москвы вообще много (особенно, в северо-восточной её окружности), издали кажущиеся синими, так и манят к себе, а ширь полей влечёт русскую душу охотника неодолимо. Не завидует в такую погоду охотник уехавшим на осень в Крым или на Кавказ: он на охоте более отдохнёт и наберётся сил для своей деятельности. «Бабье лето» служит как бы переходом от летних охот к осенним по пролётной дичи. Эти охоты гораздо добычливее летних и весенних подмосковных охот. Хороши высыпки пролётной красной дичи — бекасов, гаршнепов и даже дупелей на болотах, расположенных в близких окрест­ностях Москвы (в центре Московского уезда).
Даже повыхоженные по местовой дичи и повыбитые болота и болотины с каждым днём оживают: где накануне не было ни пера, там назавтра десяток долгоносиков или другой болотной дичи пролётной. А на обширных болотах, каковы, например: Островское (на северо-восточной окружности Лосиного острова, недалеко от деревни Балашихи), на больших болотах Мытищинского района, на Люберском болотном районе, на Сукином болоте, Выхинских и Косинских болотах — высыпки пролётной дичи бывают очень хороши. Кроме красной дичи на этих болотах бывает много курочек, чибисов и другой пролётной дичи.
Вечерними красными зорями бывает хороший лёт уток на Москве-реке, больших Царицынских прудах, на реке Пахре у деревни и около фабрики Балашихи, а также на запруде около б. завода Ферстер за Преображенской заставой.
Начало первых осенних высыпок пролётных вальдшнепов москов­ские охотники приурочивают к празднику Рождества пр. Богородицы. По погоде в этот первый осенний праздник, как и по погоде в Благовещение, загадывают о погоде прочих осенних праздников. Хорошая погода в первый праздник предвещает таковую же и в последующие и наоборот. Хороши бывают осенние высыпки пролётных вальдшнепов даже и в ближних окрестностях Москвы. Валовой же пролёт вальдшнепов начинается с праздника или после праздника Воздвиженья (14 сентября).
Когда эти праздники случатся рядом с воскресеньем, то московские охотники уезжают на места высыпок более отдалённые от города и потому более богатые дичью. Таковы места у первых станций железных дорог: Лихоборские мелоча по высокому бугру за полустанком Петровско-Разумовским (Петербургской ж. д.), места около станций Царицыно (Курской ж. д.), места у платформы Салтыковка (Нижегородской ж. д.), у ст. Б. Мытищи (Ярославской ж. д.). Ближние места осенних высыпок вальдшнепов следующие: при деревне Гирееве (четыре версты), в Ивановских мелочах при селе Ивановском (шесть вёрст за Рогожской заставой, по Нижегородскому шоссе), при селе Измайлове (три версты за Семёновской заставой).
За Преображенской заставой хорошие высыпки бывают в Колошинском лесу (три версты), в Шитниковском лесу около села Шитникова (девять вёрст), по Стромынскому шоссе, за Крестовской заставой: при деревне Ростокине (шесть вёрст) против Лосиного острова, при Раеве, против того же острова (тринадцать вёрст), у Малых Мытищ, у села Останкина, в Кузнецовском лесу, у деревень Марфина и Свиблова, у Мазилова за Дорогомиловской заставой. За Калужской заставой пролётных вальдшнепов поднимают по садам и оврагам у Воробьёвых гор (две версты), около села Зюзина, деревень Говорова, Раменок и села Тропарёва.
После Воздвиженья начинается валовой отлёт куликов и валовой пролёт дупелей.
Дупеля в пролёт держатся по своему обыкновению по кочковатым болотам, в сухую погоду или к воде в мокрень — в кустах, сечах, в картофеле и капусте, на подмосковных огородах; бывают смирны, близко подпускают собаку и неохотно взлетают, разжирев за лето. Поэтому дробь для осенней охоты на дупелей употребляют более крупных номеров, даже седьмой номер. Дикие голуби (вяхири, витютни) перед отлётом собираются в большие стаи. Чаще всего их приходится стрелять в лесах, окружающих кольцом Лосиный остров. Таковые леса: Черкизовский, Колошинский, Гольяновский, Абрамцевский, у б. завода Ферстер, Балашихинские и Оболдинский. Эти леса окружают остров с северо-восточный стороны. С западной стороны его окружают леса Рихтер, Вогау (около села Леонова — три версты за Крестовской заставой) и Ростокинский лес.
Во все вышеуказанные леса, кроме лесных голубей, из Лосиного острова слетается и прочая лесная дичь: тетерева, рябчики, вальдшнепы; мелочь — дрозды и пр. Не покидают чащ острова только угрюмые глухари. По утрам (в первой половине сентября) рябчики держатся на кормёжке у ягодников, вблизи дорог, парами, и выдерживают стойки. Потом улетают в ельники.
Тетерева кормятся по утрам в можжевельнике, стойки не выдерживают, но подойти или подъехать к ним возможно, когда они сидят нахохлившись по вершинам ельника, вблизи жнивья и озимей. Приходится стрелять большею частью далеко, и в этом случае нужны дальнобойные и резко бьющие садочные ружья или малокалиберные шомполки, тем более, что часто и быстро заряжать на этой охоте не приходится, а осенние, совершенно взматеревшие и покрытые зимним пером тетерева особенно крепки на рану. Их бьют в это время 3-м номером калёной английской дроби.
Если тетерев во время вашего подхода или подъезда к нему начал вытягивать шею, это значит, вы или кто-нибудь другой его подшумели, и он собирается сняться с дерева. Дальнейшие попытки ваши приблизиться к тетереву и на дальний выстрел будут безуспешны, потому лучше подходить к другому замеченному вами; тетерева в это время начинают стадиться.
Коростели перед отлётом также собираются в стаи, находятся в оврагах, по кустам, в сечах и лесных опушках; бывают сыты и вкусны и более крепки на рану, чем в летнюю пору.
Журавли иногда начинают свой отлёт очень рано — с двадцатых чисел сентября. Это предвещает, по примете старых охотников, скорое наступление холода, что и сбывается. Журавлей приходилось видать около Петровско-Разумовского.
Около дня святого Евангелиста Иоанна Богослова (26-го сентября) бывают третьи и последние высыпки вальдшнепов у опушек густого сосняка (напр. у платформы Салтыковки), в густом осиннике, ельнике и по подмосковным фруктовым садам — у Воробьёвых гор, у Царицына и прочих, вышеуказанных местах вальдшнепиных высыпок.
В конце месяца утки начинают отлёт, и болотной дичи остаётся немного.

Октябрь. Исчезновение пролётной дичи. Валовой пролёт уток. Местовая дичь ещё держится. Отлёт скворцов и дроздов. Охота на зимующую птицу. Чернотроп. Охота по зверю с гончими и загоном.

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей.

Часто и октябрь начинается хорошею солнечною погодою. Бывает до 12° на солнце. Хочется насладиться такою погодою, побродить по полям, болотам и лесам; дорожишь каждым таким днём, боишься, что они скоро пройдут. Ещё не нагляделся на своих ненаглядных долгоносиков. Обходишь все болота и болотины и найдешь ещё там высыпочку гаршнепов. Гаршнепов я находил по ржавым, топким болотам, по берегам реки Сосенки (за Преображенской заставой), и на Алексеевском болоте у леса близ Останкина.
Пролётные дупеля исчезли с подмосковных болот, осталось немного местовых, вскоре и они нас покинут. Бекасы попадаются при тёплой погоде до двадцатых чисел, а вальдшнепы и гаршнепы — до заморозков, когда полетят стайками дрозды. Скворцы при отлёте собираются в огромные стаи. Свиристели держатся по подмосковным перелескам, в можжевельнике, в рябинах по дачным садам. Много я их находил и стрелял (12-м номером дроби) у Останкина, Свиблова и Марфина.
Утки стадятся на Москве-реке, на Царицынских больших прудах, по реке Пахре, у деревни Балашихи. Подойти к стае и подъехать на лодке очень трудно: утки в стаях сторожки, садятся посреди воды вне дальнего выстрела. Тогда охотник стреляет по стае. Утки поднимаются от выстрела и разбиваются на стайки. Иногда одна из них налетает на охотника, находящегося в засаде за прибрежным кустом, или подплывает к засаде на выстрел.
Подплывая к стае на лодке, нужно не прямо ехать на них, а как бы мимо, и постепенно приближаться: тогда можно подъехать на дальний выстрел «уточницы», садочного ружья или дальнобойной с резким боем малокалиберной шомполки (16-го калибра).
Когда при тёплой погоде в октябре от частых и сильных дождей в лесах случается капель, то вальдшнепы перебираются в болота с кустарником, лежащие у лесных опушек или недалеко от них. В капель, как вальдшнепы, так и вся дичь, поднимается неохотно, подпускает к себе близко, стрелять вальдшнепов на чистых местах бывает не так трудно, и охоты бывают добычливы. Постепенно, с ухудшением погоды, к концу октября исчезает и местовая дичь (прилётная) и начинаются в ближних окрестностях Москвы охоты на зверя по чернотропу и усиливаются охоты по перу на зимующую дичь. На зверя: лося, волков, лис, зайцев охотятся с гончими загоном, облавой и на «узёрку».
Немногочисленны стаи гончих у отдельных московских охотников, у частных охотничьих кружков все стаи наперечёт. У большинства московских охотников гончих имеются пары и даже одиночки, которые иногда гоняют недурно. Попадают под выстрелы московских охотников лоси, лисицы, изредка волки, чаще всех зайцы. Зайцев во всех окрестностях Москвы бывает периодически очень достаточно. Особенно удачны гоны у Измайлова, у полустанков Перловки и Салтыковки, у Аминьева (полустанок Кунцево), на Воробьевых горах и особенно во всей окружности Лосиного острова, служащего рассадником дичи.
Лосиный остров заключает в себе около 7000 десятин соснового и смешанного леса, разделён почти на 60 кварталов, мерою от одной до полуторы вёрст. Лес местами густо зарос орешником и различным кустарником. В урожайные годы бывает масса орехов и малины. Орехи выносят в такие годы из острова мешками, малину — вёдрами. На возах подъезжают к окраинам леса скупщики и скупают дёшево у специальных сборщиков, которые проживают у окраин леса в шалашах вблизи огородов, с которых пользуются картошкой, конечно, даровой. Картошку пекут в золе, поджаривают и грибы. Чёрных грибов много, а около Раевской дороги растут и белые грибы. На полянах много земляники и прочей ягоды. В острове текут несколько речек и ручьёв, много по чащам болот и болотин, топей и родников, не замерзающих и зимою. В местности, обращённой к селу Большие Мытищи и к деревне Балашихе, несколькими большими соседними мануфактурами разрабатываются машинами мощные залежи торфа на обширных топких болотах Лосиного острова.
На этом приволье под охраною сторожей, вооружённых револьверами (слава богу, начальство лесное догадалось заменить ружья револьверами), и водятся стада лосей, лисы, куницы, зайцы, белки; плодятся и расселяются по окрестным охотничьим угодьям, охотно и за большие деньги арендуемым несколькими частными охотничьими кружками.
Загонами по чернотропу охотятся компании московских охотников, не имеющие гончих. Иногда они сами разделяются на стрелков и загонщиков и поочередно бывают теми или другими, нагоняя зайцев и стреляя их. Для загонов выбирают небольшие отдельные леса (например, Ростокинский, Алексеевский у Останкина) или отдельные колки леса, выступающие опушками в поля к зеленям — местам осеннего пребывания зайцев.
«На узерку» охотятся отдельные охотники, ходя по опушкам полей у зеленей, по можжевельникам, лесным колкам и перелескам, высматривая, не мелькнёт ли где выцветший заяц. При этой охоте редко удаётся подойти к зайцу близко и стрелять приходится в кустах или чрез кусты, да и заяц оброс более длинною шерстью. По всему этому для стрельбы употребляют 3 номер дроби (английского счёта).
Тихо в лесу в конце октября. При тихой и ясной погоде издалека раздаётся посвистывание рябчика да бормотание тетерева. В тёплую осень по мягкой дороге при опытности подвозки и на телеге можно подъехать к бормочущему у лесной дороги тетереву на выстрел. Раз я подъехал даже к лисе, забравшейся в придорожное болото и затаившейся за кустом при нашем проезде. Я взял её мелкой дробью.

Ноябрь. Конец чернотропа. Михайлов день. Пороши. Охота загоном. Охоты на лосей загоном. Белка. Праздник Введения. Егорьев день.

Поздняя осень. Грачи улетели,
Лес обнажился, поля опустели...

В начале ноября около праздника Архангела Михаила, по-народному — Михайлова дня, выпадает большею частью снег и начинаются холода и морозцы. Охоты по чернотропу прекращаются. В окрестностях Москвы охотятся почти исключительно по зверю по порошам. Это самое лучшее время охоты по порошам: снег ещё не глубок, удобно ходить и без лыж охотнику, может бежать и гончая. Охотник на ходу не прозябнет и в лёгкой ватной короткой одежде. Охотятся по зверю, сходя его по следу, в одиночку, компанией в несколько человек и загоном — целыми охотничьими кружками.
Когда идут по звериному следу два охотника, то они держатся от следа на ружейный выстрел. Если же охотников трое, один идёт по следу, двое впереди его, образуя все втроём треугольник; тогда редко уйдёт зверь без выстрела кого-либо из охотников; разбирать же следы зверя по пороше и распутывать заячьи сметки и петли находятся великие искусники-следопыты и между старыми московскими охотниками.
Особою удачею в загонах пользуются частные кружки охотников, арендующее места вокруг Лосиного острова. На эти места из острова на кормёжки в мелоча и осинник выходят лоси, иногда (на Ростокинские места) волки, лисицы и зайцы.
Лоси же появляются и в Балашихинских лесах и в лесах у Салтыковки. Волки встречались у с. Верхние Котлы за Серпуховской заставой.
Лучшие выходы лосей на места, арендуемые черкизовским кружком (у Черкизовской сторожки, Абрамцева, Гольянова, церковного Оболдинского леса), были в 1900 г., когда я принимал участие в охотах этого кружка; хотя и теперь ещё бывают выходы лосей. В прошлом — 1909 году — были лоси в лесах у Салтыковки.
В вышеозначенном 1900-м году лучшие выходы лосей из Лосиного острова были около дня Георгия Победоносца, празднуемого церковью 26-го ноября. Введенье, как правильно говорит народная примета, ломает леденье, праздник же Георгия он (народ) назвал правильно: «Егорий с гвоздём». В это время оттепель прекращается и порядочно морозит. Так было и в описываемом 1900-м году.
25-го ноября вечером нас с другим членом кружка Вас. Алексеев. Гор. известили по телефону, что в мелочах около Черкизовской сторожки обложены три лося. Нечего и говорить, как обрадовало нас это извещение, тем более, что завтра был день свободный — воскресенье, и у нас уже всё было готово для этой давно и страстно ожидаемой охоты. На другой день 26-го (воскресенье и празд. св. Георгия Победоносца) в седьмом часу утра на двух своих охотничьих лошадях, давно уже приученных к выстрелам, мы подъезжали на них к тетеревам — мы с В. А. выехали из его дома на Спасской ул. в Черкизово. В семь часов утра уже были на сборном пункте — на Черкизовской горке у «Ив. Семеновича», ели хорошую, горячую белужину и запивали её наскоро чаем.
Тем временем подъехали прочие члены кружка — человек 10 — и мы направились все вместе на место оклада. Около 8-ми часов были встречены загонщики, которые нас порадовали извещением, что лоси в окладе. Расставились по номерам вдоль дороги параллельно Лосиному острову, задом к нему. Лоси кормились в молодняке осинника. Загонщики погнали «в пяту».
Было чудное солнечное утро: св. Георгий подморозил. Весело было стоять в лесу на заре и встречать восход солнца. Свободно дышалось. В лесу было тихо. Спокойно и у меня на душе: я отдыхал и телом и душой... Через полчаса наискось от моего номера (подшумел сосед) сквозь осинник на одно мгновение показался бок лося. Я воспользовался этим моментом и пустил пулю. Лось, зашатавшись, пошел на соседний номер, где и был добит. Два других лося и лиса прорвались из круга обложения без выстрела.
Вдали слышались выстрелы: стреляли белок по окружающим Лосиный остров лесам. Белки в это время уже бывают в «поре» — выцветают, совершенно становятся серыми и их бывает много.
Шкуру убитого (26-го числа) лося кружок присудил добившему его, ноги лося присудили мне (я заказал сделать из них табурет), мясо же разделили всем членам кружка, участвовавшим на этом загоне. Весело было возвращаться всем членам охоты с лосем. День до конца был хорош — последний осенний праздник и на сей год соответствовал первому согласно народной примете.

Зима. Декабрь. День святителя Николая — начало зимы. — Пороши. Охоты на лосей загоном. Охоты по прочему зверю. — Спиридонов поворот. Рождественские морозы. Окончание охоты на лосей.

Крестьянин торжествуя,
на дровнях обновляет путь...

Рады наступлению зимы и московские охотники. Поздняя, затяжная, бесснежная осень очень надоедает им. По мёрзлой дороге в телеге не подъедешь ни к зверю, ни к тетереву. Снегу нету — следу (звериного) нету, говорят охотники. Нет порошей — нет и охот по ней за зверями. А сколько ярых московских охотников любит тропить зверя по порошам! Ждут не дождутся они хорошей, зимней печатной пороши. По ней легко соследить зверя. А ведь под Москвой водятся не одни зайцы! Можно соследить и лису, и волка, и даже лося у деревни Балашихи, по лесам обширным Балашихинской фабрики, в лесах у Салтыковки, в лесах и мелочах, окружающих Лосиный остров.
Нередко прочный, не тающий уже снег выпадает только ко дню святителя Николая — 6-го декабря, с какового дня обыкновенно начинается настоящая зима и устанавливается прочный санный путь. Посему наблюдательный русский народ и называет этот первый зимний праздник — зимним Николою, в отличие от другого празднования этому Святителю — 9-го мая, который он прозвал «вешним» — весенним.
Накануне первого воскресения после Николина дня вечером мы от наших черкизовских следопытов получили по телефону сообщение, что обойдены лоси. В седьмом часу утра на санях мы уже ехали с В. А. Г. в Черкизово к знакомому уже читателю Ивану Семёновичу. Во время чая подъехала остальная часть кружка, стало светать, и мы отправились на место оклада. На месте охоты нас порадовали загонщики известием, что лоси из оклада не вышли, и мы стали расставляться по номерам. Лосей была обложена пара. Стали у зарослей осинника по дороге к Оболнинскому церковному лесу. Я стал под сосенку и замер на месте. Долго обложенные лоси не выходили на номера. Мои соседи по номерам — справа и слева — не выдержали и стали подвигаться на гон. Лось, шедший в нашу сторону, заслышав шорох справа и слева от себя, и уже, по-видимому, учёный, осторожно стал подвигаться ко мне. Я, завидев его голову вверху куста, озирающуюся направо и налево, и опасаясь, что мои соседи подшумят его и он ко мне не приблизится, пустил пулю лосю в голову. Лось находился от меня шагах в 80-ти и сильно замотал головою, что всегда означает, что он ранен в голову, зашатался и медленно стал поворачиваться от меня. Я выстрелил из левого ствола — чок-пулей, заделанной в деревяшку. Лось рухнул. На месте оказалось, что вторая пуля перешибла ему хребет, и деревяшку нашли в лосе. Ружьё — недорогая централка — било пулей верно, куплено у Тарнопольского за 50 рублей. Мясом лося я по обычаю поделился с членами кружка, участвовавшими в этой охоте. Радостен для меня был отъезд в Москву с большим лосем в санях. Мясо лося, предварительно вымоченное в уксусе, очень вкусно и питательно.
Со дня св. Спиридония 12 декабря начинается новый период зимы. Солнечные дни бывают чаще, лучи солнца ярче и теплее, зато морозы крепчают. Совершается, по народному выражению, Спиридонов поворот: солнце на лето, зима на морозы. Наступление морозов народ также приурочивает к церковным праздникам. Первые морозы народ называет Рождественскими. Они бывают перед Рождеством или на самых праздниках рождественских. «Морозит. Завтра Рождество» — читали мы в детстве в одном из стихотворений известного русского поэта.
Сильны бывали морозы перед Рождеством. Учение кончалось иногда за неделю ранее предположенного срока отпуска. Заносы снега были саженные, птица мёрзла на лету, воробьи кучками валялись мёрзлыми по дорогам и улицам Москвы.
Давно не было таких морозов под Москвою, и московские охотники на Рождество спешат насладиться последними днями охоты на лосей: 31-го декабря кончается срок законной охоты на лосей.
<h4> Январь. Охота в январе. Крещенские и Афанасьевские морозы. Конец месяца — окончание охот на зайцев.
</h4>
В январе под Москвой продолжаются охоты на зверя: волков, зайцев и лисиц по пороше, с гончими в малоснежные зимы, подобные истекшей зиме 1909/1910, загоном и на приваду. Охоты эти происходят во всех вышеописанных лесах и мелочах вокруг Москвы. Волков под Москвой стало очень немного. Нашему кружку приходилось их брать в Ростокинских мелочах, у села Богородского, в Колошинских мелочах и у села Верхние Котлы за Серпуховской заставой, около бывших боен. Добываемых волков и лис подгородние промышленники продают иногда по нескольку штук на воскресных торгах на Трубе. Зайцев добывают в мелколесье и по осинникам вокруг всей Москвы, особенно в северо-восточной, по преимуществу лесистой её окружности.
В малоснежную зиму, подобную прошедшей, зайцы ходят на кочерыжки по подмосковным огородам и около Воробьёвых гор; в снежные же зимы они подходят к сенным сараям и фруктовым садам, каковых много во всех подмосковных селениях. Садов особенно много при селе Измайлове за Семёновской заставой, на Воробьёвых горах, в селе Коломенском и Борисове за Серпуховской заставой, у села Царицына.
В прежнее время отличались лютостью Крещенские морозы, про которые выражались: «трещат Крещенские морозы». Действительно, во время этих морозов порою трещали от сильного холода деревья в лесу и дерева домов. Учение после Крещения прерывалось по случаю холода на несколько дней. В настоящее время климат под Москвой стал умереннее, давно уже не было подобных морозов.
Следующие, так называемые Афанасьевские, морозы приурочены наблюдательным народом ко дню празднования церковью св. Афанасия и Кирилла — 18 января — уже и в прежнее время были слабее крещенских.
В конце января оканчивается законный срок охоты на зайцев. Много зайцев подмосковные охотники-промышленники ловят капканами, которые они покупают на Трубе.

Февраль. Кривые дороги. Праздник Сретения — встреча зимы с весною. Охота в феврале. Масленица — окончание и проводы зимы. Конец месяца — конец зимней охоты.

Часто и в малоснежные зимы в начале февраля выпадает много снега; метели, обыкновенные в этом месяце, сметают снег с дорог, а местами навевают его целые сугробы и портят дороги, которые народ назвал кривыми.
В праздник Сретения, 2-го февраля, бывали Сретенские морозы — последние по народному наблюдению. В этот день, по народному верованию, встречается зима с приближающеюся весною.
Последние февральские морозы, бывающие после оттепели, образуют крепкий наст, по которому удобно в дровнях ездить и ходить по полям, мелочам и лесам, окружающим Москву, следя за хищниками — волком и лисою, которая мышкует по полям. Иногда она так увлекается этою охотою, что подпускает на выстрел съезжающих её охотников и частенько кладёт свою хитроумную головушку. Лисиц в истекшем феврале подмосковные охотники продавали на Трубе по 7 руб. 50 коп.
Прежде лисиц под Москвой было более. Раз мы в одно воскресенье вдвоём с дядей Павлом Осиповичем взяли у Лихобор пару лис. Волков брали, кроме вышеуказанных мест, у Люберец.
Много переводят московские промышленники волков и лисиц капканами и отравляя их стрихнином, иногда, в последнем случае, — без пользы для себя. Мне приходилось находить их весной в лесу, расклёванными пернатыми хищниками.
В половине февраля становится всё теплее и теплее. Недаром говорится в известном стихотворении: «как февраль ни злися, всё весною пахнет».
Около этого времени бывает и масленица. Дороги на масленицу часто портятся, бывает мокро на дорогах и улице, и наш остряк народ, вековечный наблюдатель природы, прозвал масленицу — эту пьяную и беспутную неделю — мокрохвостою.
В последний день масленицы в старые годы народ выходил за околицу, вынося с собою куклу из соломы, изображавшую зиму. Эту куклу сбрасывали с пригорка на берег реки и сжигали на костре вместе с масленичными помазками. Этим обрядом провожали зиму. В честь же приближающейся весны и яркого уже весеннего солнца с того же пригорка скатывали в реку зажжённые лукошки.
В конце февраля уже начинают бормотать тетерева в окрестных московских лесах, откликается на манок рябчик и при тёплой погоде в Лосином острове начинает щёлкать глухарь. Кончается зимняя охота в ближайших окрестностях Москвы — центре Московского уезда. По окраинам этого уезда охота бывает более добычлива и интересна






Альманах "Охотничьи просторы"





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 members, 1 guests, 0 anonymous users

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Copyright © 2016 Hunting Club